Жанна Фриске
Жанна Фриске // Фото: Starface

Отец Жанны Фриске Владимир поделился позитивными новостями о дочери. В большом интервью изданию «Караван историй» он подробно рассказал о том, как продвигается лечение Жанны, и о том, как певица реагирует на происходящее.

«Жанна молодец: она приняла болезнь сразу, не тратя время на Остальные стадии», - говорит Владимир Фриске. Он подчеркнул, что с тех пор, как стал известен диагноз звезды, она перестала читать о себе заметки в Интернете, чтобы не портить себе настроение. К повышенному вниманию к своей персоне Жанна относится философски, и старается не обращать внимания на папарацци. О том случае. Когда больную и изменившуюся до неузнаваемости Фриске сфотографировали в аэропорту, Владимир Фриске говорит, что в тот момент все время был рядом и отошел от Жанны всего на 10 минут. Тогда-то ее и засняли на каталке, определив личность певицы по находившемуся рядом Дмитрию Шепелеву.

Сейчас, после курса в одной из клиник Лос-Анджелеса, Жанна определенно идет на поправку. Позади остались курсы химиотерапии и облучения, которые она проходила в Германии. А российские врачи, которые неоднократно собирали консилиумы по приезде Фриске на Родину, сами порекомендовали ей лечиться за границей.  Сейчас к Жанне возвращается способность ходить, постепенно спадает внешняя опухоль. «Когда мы разговаривали в последний раз, голос у нее был бодрый: «Папа, мне гораздо лучше, ничего не болит», - признается Владимир Фриске.

Он также выразил огромную благодарность всем, кто помог семье в нелегкие для них времена, упомянув Николая Баскова и Лолиту Милявскую. Отдельно Владимир Фриске отметил вклад Андрея  Малахова и Константина Эрнста. Напомним, что объявленный на программе «Пусть говорят» сбор средств позволил оплатить лечение не только Жанны, но и многих других серьезно больных людей.

Настрой у Владимира Фриске позитивный: он уверен в том, что Жанна справится благодаря своему характеру. Родственники певицы, как и она сама, часто обращаются к Богу, но и на собственные силы надеются. Сейчас все сплотились вокруг Жанны: она сама, сын Платон, мама и папа живут в арендованном в Лос-Анджелесе доме, а на процедуры Жанна ездит через дорогу в кресле. Обнимая годовалого Платона, который, вопреки слухам недоброжелателей, узнал маму, Жанна говорит: «Вот ради кого я живу».