Владимир Стеклов
Владимир Стеклов // Фото: Инстаграм

Владимир Стеклов расскажет, что первым осознанным воспоминанием о маме были ее бухгалтерские нарукавники, арифмометры и счеты, которые иногда летели в него. Артист вспомнит, как из продуваемых казахских степей мама увезла его в теплую Астрахань, где и началось обучение будущей большой театральной и кинематографической звезды.

Телезрители НТВ узнают, какую игру актер придумал вместе со средней дочерью Глафирой, на что Стеклов готов пойти ради роли, что в его понимании – быть настоящим мужчиной.

«Последние годы у мамы была такая довольно сложная операция. Ей делали трепанацию в Институте Бурденко. У нее была невринома слухового нерва. После операции не все пошло ладно. Короче, она потеряла слух. Я помню, как, когда я звонил, мобильных еще не было, а был просто телефон, и первое: «Вова, ты где? Ты где, где?». И вот первое: «Вова, ты где?». Вот это рефреном всегда звучало, где я», – поделится Стеклов.

Владимир Александрович расскажет, что над ним смеялись другие ребята при поступлении в театральное училище, однако будущий известный актер пошел напролом. Стихотворение великого русского поэта помогло Стеклову заслужить авторитет у абитуриентов и преподавателей. 

«Я помню, что была большая группа, кто-то был театральным коллективом, а кто-то – новичками. Надо было что-то читать. И, когда очередь дошла до меня, я читал «Письмо к женщине» Есенина. И прозвучали какие-то насмешки в начале, потому что это было картаво и прочее, прочее… «С приветствием, Вас помнящий всегда. Знакомый Ваш, Сергей Есенин». А потом звенящая тишина и аплодисменты. Вот тогда это, наверное, и поселило что-то. А потом уже да, театральное училище», – расскажет актер. 

Актер в кругу семьи
Актер в кругу семьи // Фото: Инстаграм

Владимир Александрович души не чает в дочерях. Он гордится старшими наследницами, много времени проводит с самой младшей Ариной. Но страх остаться в одиночестве все равно периодически гложет его.

«Мы как-то с Глашей всё время играли в детстве в эту игру. С Граней – нет. Ну, а с Глашей играли: когда я говорил: «Я тебя люблю», она мне говорила: «А я тебе пригожусь». Вот очень хочется пригодиться. Но время проходит, они взрослеют. Они взрослеют. Это опять укор к себе или к своим детям. И не очень-то ощущаешь: «Я тебе пригожусь», – признается артист.

У Стеклова есть свои слабости. Например, серьезный драматический артист обожает мыть посуду.

«В нашем понимании, что такое быть мужчиной? Совершать поступки какие тебе не по общегражданскому кодексу, а какие-то поступки, которые не всегда могут быть героическими. И чаще всего, мыть посуду. Может быть, от того, что я люблю мыть посуду. Хотя есть и посудомоечная машина, и все прочее. Мыть посуду… она меня так умиротворяет. Я погружаюсь в какое-то такое состояние – улетаю, улетаю куда-то далеко. А всех это умиляет. Вы моете посуду? Вы любите, говорят? Я говорю: «Да». И твоя женщина с гордостью говорит: «Да, моем посуду», – отмечает Стеклов.