Николай Цискаридзе
Николай Цискаридзе // Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Николай Цискаридзе посвятил 21 год своей жизни в Большом театре. Танцоры балета раньше уходят на пенсию. За карьеру Николай получил звание «Ветеран труда» и другие регалии. После того, как он перестал танцевать, ему досталась большая пенсия — около 12 тысяч рублей в месяц. Как признался Цискаридзе ,многие ему сильно завидовали. «Люди, которые выходили на пенсию по возрасту, меня чуть не убили, помню, когда узнали, сколько я получаю. Очень смеялись мы тогда с Еленой Образцовой, чья пенсия была крайне мала. Спасала ее только доплата за звание народной артистки», — рассказал Николай.

К моменту выхода на пенсию у него было 145 миллионов, которые после реформы превратились в 145 тысяч рублей. По словам Цискаридзе, он не ведет роскошный образ жизни: он спокойно ездит даже на общественном транспорте. 

Поскольку Цискаридзе прописан в Москве, ему также полагается надбавка: ее размер составляет 30 тысяч рублей. Но, чтобы получать эти деньги, он должен достичь возраста в 65 лет. Танцор балета боится, что может не дожить до этого возраста.

«А я ее не снимаю. Как говорила моя няня, это гробовые. Никто не застрахован от того, что случится завтра. Со своими родственниками я прошел огромное количество сложных жизненных моментов, так что учусь на их ошибках и боюсь столкнуться в старости с материальными трудностями. Предпочитаю, чтобы у меня была финансовая подушка безопасности. К тому же у меня перед глазами есть пример Марлен Дитрих и Рудольфа Нуреева, которые, как известно, заранее оплатили свои похороны», — поделился танцор.
Николай Цискаридзе 21 год работал в Большом театре
Николай Цискаридзе 21 год работал в Большом театре // Фото: Кадр из программы

Сейчас он живет в Санкт-Петербурге, где руководит Академией русского балета имени Вагановой. «Не могу там как пенсионер бесплатно ездить в транспорте. Но в музеи как деятеля культуры свободно пускают», — заявил Цискаридзе в беседе «Dni.ru».

Артист много раз сталкивался с завистью коллег. О нем порой распространяли разные слухи. «Сейчас некоторые из тех, кто писал про меня гадости, подходят и извиняются. Я говорю: «Ты же писал эти вещи публично, давал интервью. Так вот и сообщи о своем раскаянии в социальных сетях». Но они этого не делают, боятся», — вспоминал Николай.