Иван с женой Оксаной и детьми: Анфисой, Евдокией, Варварой, Василием, Иоанной и Саввой
Иван с женой Оксаной и детьми: Анфисой, Евдокией, Варварой, Василием, Иоанной и Саввой // Фото: Николай Гастелло

Фильм «Птица» с Иваном Охлобыстиным в главной роли, который выйдет в прокат 18 мая, может стать последним в его карьере. Актер заявил, что уходит из кино и сфокусируется на писательской деятельности. Недавно Иван издал четвертую книгу «Песни созвездия Гончих Псов». В интервью «СтарХиту» Охлобыстин поделился, ради кого завязывает со съемками, как воспитывает дочек и почему называет жену утопленницей.

«Санта-Барбара» с опрелостями

— Иван, не боитесь уходить из прибыльного кино?
Иван Охлобыстин
Мы тушинские панки. Были такими и остаемся. В период безденежья нам жилось так же комфортно, как и тогда, когда средства появились. Просто стали позволять себе чуть больше. На данный момент мне интереснее писательская деятельность. В ней много плюсов. Я буду дома. Мы с женой и детьми чаще сможем организовывать походы, кататься на великах и выбираться на любимую дачу. Закончить с актерской деятельностью решил из благодарности к зрителю. Телевидение – штука жестокая. Оно будет выжимать тебя, как мокрую тряпку, пока не уйдешь в «минус 20» по рейтингу, а люди не начнут плевать тебе в лицо. Надо уметь подводить черту. Кстати, так было и с сериалом «Интерны». На 300-й серии мы всем творческим коллективом, обалдевшие от съемок, пошли к продюсеру и сказали, что пора закрывать проект, иначе ситком превратится в «Санта-Барбару», да еще с опрелостями. Если в будущем мне предложат стоящее кино с хорошими деньгами, то, возможно, соглашусь.
— Снимаетесь, пишете. А ваши дети тяготеют к творчеству?
Иван Охлобыстин
Моя дочь Варя поет. Когда ей было 7 лет, она сказала нам с мамой, что хочет научиться играть на гитаре. Я пошел по платиновой проверенной схеме, эдакий вариант «картье»: нашел Дворец пионеров, педагога в бабочке и с багрянцем на щеках. Варя проучилась там четыре года, а потом занялась вокалом. Сейчас ей 18 лет, и она поет. Я советую: «Не рви голос. Он должен настраиваться, как клавесин, постепенно».
— Варя будет поступать в Гнесинку?
Иван Охлобыстин
Нет. У нее выпуск в этом году, и она выбрала медицинский институт. Мы не терпим протеже в плане образования. Во вред это все идет. Мои дочки – дети нового поколения. Варя считает, что земная профессия не помешает ей заниматься вокалом. Ее сестре Дусе 19 лет, и она придерживается такого же мнения. Евдокия играет на электрогитаре и учится на орнитолога, птичек изучает. При этом она модница у меня, ей фламенко хорошо танцевать – чернявенькая, красивая. Старшая дочь Анфиса, ей 20 лет, выбрала специальность маркетолога. Младшие дети, сыновья – 11-летний Савва и 16-летний Вася, – пока не определились с профессией.
— Работа папы им неинтересна?
Иван Охлобыстин
Равнодушны. Но если кто-то из детей захочет, препятствовать не буду. Анфиска взрослая совсем, полицию вызвать может на меня. Будучи религиозными людьми, мы помним один из главных постулатов – нельзя прийти к Господу насильственно. Бог – это всегда парадокс. Ты понимаешь, что все вокруг сделано личностью, и так же уважаешь личность в своих детях. Они знают, что мы с мамой слишком их уважаем, чтобы становиться помехой.
Охлобыстин предпочитает активный отдых, даже на даче
Охлобыстин предпочитает активный отдых, даже на даче // Фото: «Инстаграм»
— У Анфисы и Евдокии есть молодые люди?
Иван Охлобыстин
Думаю, что да, но пока меня не знакомили. Они деликатно относятся к этому вопросу. Я тоже стесняюсь, потому что есть договоренность, что не буду влиять на их выбор. Я сказал: «Когда поймете, что влюблены и готовы создавать отношения, тогда я вынужден буду поучаствовать». Но они девки стальные. И мама у них – женщина из древнеязыческой легенды. При этом дочкам ничто современное не чуждо. Они интересуются тряпочками, тырят платья у мамы. У них похожи вкусы, но есть разница. Евдокии нравится что-то готическое. Варвара увлечена норманнами и всем скандинавским. Анфиска предпочитает нью-йоркский стиль, эдакая девочка-хипстер. А их младшая сестра Нюшка любит науку. Она у нас космическая Эльфина.
— А жена?
Иван Охлобыстин
Оксанка – скромная женщина. Ей надо было Тринити в «Матрице» играть. Когда мы бываем в торговых центрах, я все время ее провоцирую: давай купим тебе нарядное платье, чтобы не было ощущения, что ты утопленница. Соглашается. При этом жена – девочка озорная. Конечно, я взвалил на ее плечи груз воспитания шестерых детей, но она справляется. Если бы не Оксана, я бы давно умер.

Синдром Чингизида

— Испытываете страх или ревность, что вскоре дочки вылетят из гнезда?
Иван Охлобыстин
В житейском плане не беспокоюсь. Знаю, что они выберутся из любой ситуации, еще десять человек спасут из потопа. Что касается человеческих отношений, то рано или поздно они пострадают. Как и все, столкнутся с разочарованиями, безответной любовью. Будут устраивать маленькие мятежи, делать глупости. Но и здесь я не волнуюсь. Дает о себе знать самурайская православная составляющая. Оксанка молодец! Мы всей семьей причащаемся, соблюдаем посты. Оба наших сына, Савва и Вася, прислуживают алтарниками в храме Софии Премудрости Божией, который мы посещаем уже 20 лет. Для мальчиков это сказка.
— Дети выросли. Вы почувствовали, что проблем стало меньше?
Иван Охлобыстин
Появились другие. Но у меня синдром Чингизида, я – толстокожий. Если раньше расстраивался из-за потери чемодана, то сейчас из-за пропажи двух ни один мускул не дрогнет на моем лице. Вынужден жить широкими категориями. Детки сначала болеют, потом их надо учить, затем все эти влюбленности... Я тоже этой тропинкой прошел. Понимаю, что у них на душе кипит.
Актер с супругой иногда устраивают себе романтические каникулы за границей
Актер с супругой иногда устраивают себе романтические каникулы за границей // Фото: «Инстаграм»
— Вы живете в женском царстве. Как у вас обстоят дела с бытом?
Иван Охлобыстин
Существует график дежурств. У каждого ребенка свой день. Они моют посуду, пол во всем доме – у нас трехэтажный таунхаус, подметают лестницу. Мы с Оксаной не задействованы. Жена и так всегда в хозяйстве, а я – добытчик.
— А если хотите с любимой уединиться, что вас спасает? Может, отели?
Иван Охлобыстин
У нас все просто. Мы с мамой ставим на стол какой-нибудь напиток, две серебряные стопки. Садимся рядом, смотрим на детей со значением и кричим: «Бегите!» И они, кто в чем, высыпают на улицу. Но это я утрирую. На самом деле иногда мы можем устроить романтические каникулы в Италии или Израиле. Недавно посетили Париж. Передавили все собачьи какашки. Более грязного города не видел. Нигде нет Wi-Fi, каждый второй хамит, сервис плохой. Потеряли пять дней. А вот в Зальцбург ездили всей семьей – привезли клопов. Странно, ведь у нас был хороший отель. На дворе стояли последние рождественские деньки, улицы пестрили огоньками. Мы много гуляли, даже на местное кладбище залезли ночью. Но при всех плюсах вернулись с «прицепом». Наверное, мы преувеличиваем возможности европейского сервиса.