Дмитрий Петров, знает 30 языков!
На своих занятиях Дмитрий Петров предлагает представить язык в 3D формате // Фото: Артур Тагиров

Примерно месяц назад моя учительница французского, с которой я занимаюсь рано утром, с воодушевлением сообщила мне о новой программе на канале «Культура» под названием «Полиглот»: «Обязательно посмотрите, Андрей. Там такой приятный ведущий! По его методике абсолютно безнадежные люди уже что-то говорят по-английски». Когда другая моя знакомая – известный телепродюсер – стала петь дифирамбы Дмитрию Петрову, который и ведет шоу «Полиглот», я включил телевизор…

– Это совсем не чудо, Андрей, – рассказывает мне Дмитрий Петров. – Для меня поразительно другое. Человек умудряется десять лет учить тот же английский и не может связать двух слов. Я недавно был в Индии и увидел мальчишку-коробейника лет восьми. Он, скорее всего, и в школу не ходит. Но представился на отличном русском, рассказал о товаре, пообещал большую скидку и выдал городские новости. Любой торговец в Бомбее свободно, я подчеркиваю, свободно говорит на восьми языках. Мотивация в изучении языков – главный фактор. Вот актер Владимир Епифанцев сначала занимался на «Полиглоте» как будто через силу. Но вдруг получил приглашение сниматься в Голливуде и так рванул! Подобного прогресса я от него не ожидал.   

– В анонсе программы я прочитал: «Полиглот» – интеллектуальное реалити-шоу… Выучим английский за 16 часов!» Получается, что, грубо говоря, через сутки ваши ученики уже говорят на языке Байрона и Шекспира?! Неужели это реально?

– Регулярность тут важнее объема времени, Андрей. Если человек ежедневно, хотя бы несколько минут, будет уделять базовым грамматическим структурам, успех я гарантирую. Конечно, о работе переводчиком или о чтении Агаты Кристи в подлиннике речь здесь не идет. Используя спортивные принципы, можно сказать, что не все станут олимпийскими чемпионами, но бить по мячу или держаться на воде сможет каждый.

– Мотивация, регулярность, а что еще помогает в освоении иностранного языка?

– Эмоциональный настрой, ощущение комфорта и удовольствия. Важно проникнуть в пространство языка, почувствовать его мелодику и, если хотите, вкус.

– Знаю, что всего за четыре дня вы обучили итальянскому языку своего друга и соавтора книги «Магия слова» журналиста Вадима Борейко.

– Вадим впитал некий «нз» – неприкосновенный грамматический и лексический запас. Я еще называю его «замороженными пельменями». Это значит, что, попадая в нужную среду, получится вполне съедобное блюдо. По статистике, 90 процентов лексики, которую мы используем в речи, независимо от языка, нашего образования и профессии, не превышает 300–400 слов. Из них 50–60 – самые употребительные глаголы. К ним добавляются также союзы и местоимения, предлоги, вопросительные и служебные слова. Надо эти элементы освоить и уметь комбинировать. Между прочим, одним из самых способных моих учеников был чисто конкретный браток, которому по производственной необходимости (видимо, для общения с сицилийскими коллегами) надо было в кратчайшие сроки выучить итальянский. К концу курса он звонил по мобильному и, отчаянно жестикулируя, кричал в трубку: «Пацаны, я по-итальянски базарю!»

– Вы переводили Горбачеву, Ельцину, Путину. Президент Исландии для общения с российским руководством пригласил вас в личные переводчики. А недавно мне рассказали, что знаменитая речь Виталия Мутко перед заседанием исполкома ФИФА тоже имеет к вам непосредственное отношение.


– Да, я консультировал Виталия Леонтьевича. После выступления в Цюрихе многие, особенно в Интернете, потешались над его произношением. Но для человека, выросшего в сельской местности и до этого не знавшего ни слова на английском, Мутко совершил если не подвиг, то, несомненно, значимый поступок.

– В Скандинавии все зарубежные фильмы идут с субтитрами – отсюда поголовная языковая грамотность?

– Понимаю, о чем вы спрашиваете, Андрей. Конечно, это большое дело, когда люди слышат оригинальную речь. Если бы у нас хотя бы часть иностранных фильмов шла с субтитрами, языки бы осваивались активнее.