186 детей погибли в теракте в Беслане
186 детей погибли в теракте в Беслане

1 сентября 2004-го во время праздничной линейки, посвященной началу учебного года, случилось немыслимое: террористы захватили школу в Беслане. 1128 заложников удерживали в заминированном душном спортзале три дня, они не ели и почти не пили, мечтая лишь об одном — выжить. 333 человека погибли, 186 из них — дети.

Про трагедию снято много видео, потому что о подобных событиях нельзя забывать. Хочется кричать и плакать от ужаса и сочувствия, глядя на фотографии убитых и пострадавших в те роковые дни. Но как бы сильно ни ударил по людям теракт, они продолжают жить дальше. О сильных личностях, которые идут вперед, помня о кошмаре сентября, Юрий Дудь создал собственный фильм «Беслан. Помни».

«СТОЯТЬ БЕЗ ОПОРЫ — ДЛЯ МЕНЯ ДОСТИЖЕНИЕ»

Диана Муртазова пострадала от осколка снаряда 3 сентября
Диана Муртазова пострадала от осколка снаряда 3 сентября

Диане Муртазовой было 14, когда она оказалась в числе заложников. Больше всего девятиклассницу пугало отсутствие рядом родных. Вскоре в раздевалке она воссоединилась с мамой и сестрами, Мадиной и Викой. Младшей девочке в тот год исполнилось семь.

«День начался с того, что я поехала покупать букет Мадине, которая шла в первый класс. Мы попросили знакомую девочку снять нас. Та камера, на которую террористы все снимали, — это наша камера. Мадина была очень спокойна, но в первый вечер сильно переживала за собаку, которая дома осталась без нее», — поделилась Диана.

Самое страшное началось, когда о захвате заложников заговорили по телевидению.

«Нас выпускали в туалет и поили до тех пор, пока СМИ не передали, что в школе 300 человек. Это разозлило террористов, они сказали: «Раз говорят, что вас 300, мы сделаем так, чтоб вас осталось только 300», — с дрожью в голосе рассказала Муртазова.
Диана проводит много времени с друзьями и семьей
Диана проводит много времени с друзьями и семьей

3 сентября навсегда изменило жизнь девушки. Вместе с мамой и сестрами она выбиралась из школы под градом из пуль. Осколки снарядов летели в людей как в мишени. Один из них попал в Диану, повредив ей позвоночник. На семь месяцев пострадавшую увезли из Беслана, а благотворительные фонды помогли ей пройти реабилитацию.  

«В какой-то момент я услышала взрыв, упала, ничего не помню, просто пыталась встать и не могла. Мама меня тащила. Когда вошли спецназовцы, мама передала меня им. А потом я выпала из реальности Беслана. Вернулась — все уже иначе. Ты выходишь на улицу, а девочки по соседству уже нет. А другие это все уже пережили», — подчеркнула Диана.

Сейчас Муртазова работает бухгалтером удаленно. Она сделала все, чтобы вернуться к нормальной жизни: проводит время с родственниками и друзьями, смотрит американские шоу, изучая английский, знакомится с новыми людьми. Однако Диане по-прежнему необходима физиотерапия.

«Реабилитация нужна, чтобы поддерживать тонус мышц. Спустя 15 лет о том, что я встану и побегу, речи не идет, но стоит не позаниматься два-три дня — мышцы исчезают. Их и так не особо много. Я хожу с ходунками дома. Изначально моим прогнозом было максимум сидеть. Так что для меня стоять без опоры — это достижение», — отметила Муртазова.

«ОЧНУЛСЯ В ЦЕЛЛОФАНОВОМ МЕШКЕ»

Стас Бокоев сумел полностью восстановиться после травм
Стас Бокоев сумел полностью восстановиться после травм

Ученик девятого класса Стас Бокоев, как и другие жители Беслана, не ожидал, чем обернется для него обычная линейка 1 сентября 2004-го. Оказавшись в спортзале, он отчаянно искал глазами знакомые лица.

«Я до последнего не понимал, что происходит. Видел, как мужчины выбегали из школы и стреляли в воздух. Потом вывели всех, кто мог оказать сопротивление, там был  и наш трудовик, их застрелили. Первое время мы пили воду, потом мочились в бутылку, отрывали марлю, клали на горлышко и пили... Я ел лепестки роз, кактусы — все, где была влага», — рассказал Бокоев.

В помещении стало безумно душно, а людей вокруг так много, что негде было прилечь. Силы покидали мальчика. Вскоре он потерял связь с реальностью, а дальше события происходили с бешеной скоростью.

Стас Бокоев стал музыкантом и записывается в Москве
Стас Бокоев стал музыкантом и записывается в Москве

«Под конец второго дня у меня начались глюки от обезвоживания. Мне казалось, что люди выходят наружу и пьют воду из-под крана. Я встал, чтобы пойти туда, и тут грянул взрыв. Я лежал и не мог понять, откуда идет воздух: из горла хлестала кровь. Перетянул его тряпкой, меня вынесло с подоконника третьим взрывом, упал коленями на кирпичи, с обеих сторон стреляли. Мы ломанулись к гаражам. Забежали в дом во дворе, я уснул там у стены. Проснулся: вокруг МЧС. Вырубился. Очнулся в целлофановом мешке. Сердце не прослушивалось, потому что оно у меня справа, и они подумали, что я умер», — поделился Стас.

15 лет Беслану: судьбы семей, переживших трагедию

Те дни навсегда отпечатались в памяти Стаса Бокоева, однако он нашел в себе силы жить дальше, восстановился после травм и не только обрел голос, но и стал музыкантом. Вместе с друзьями рэпер записал первый альбом и выпустил клип.

«Если бы после всего я боролся с экстремизмом со злобой, это бы значило, что те люди победили. Зло не что-то запредельное, оно рождается в нас, когда мы не можем с чем-то справиться, не можем поделиться. Это подмена понимания. Я хочу сказать, что человеку нужен человек», — заключил певец.

«МЫ СОБРАЛИ ЕЕ ЧЕРЕП»

Фатима получила тяжелую черепно-мозговую травму
Фатима получила тяжелую черепно-мозговую травму

Вспоминая о ребятах из школы, Диана Муртазова с горечью отметила, что самой «тяжелой» из пострадавших во время теракта была Фатима Дзгоева. Девочке тогда было 10 лет, и в 2004-м она пошла в четвертый класс. Травмы Фатимы оказались настолько серьезными, что родители сомневались, выживет ли она при транспортировке в клинику.

«Я не могла понять, Фатя ли это, в реанимации все были одинаковые. Мама смогла ее узнать по родинке. У Фати лобная часть стала просто кожей, кости не было совсем, поставили в итоге титановую пластину. Прикрывали ей голову кепочкой, когда садились в самолет, еле доехали. Не знаю, о чем я думала, может, не надо было ее везти. Но мы собрали ее череп. Ребенок впал в кому, она была овощем, мы всему учились заново. Постепенно она возвращалась к жизни», — рассказала тетя Дзгоевой.

Залина Дзгоева так и не вышла из школьного спортзала, но Фатима не забывает погибшую сестренку. «Каждый день она подходит к фотографии сестры, говорит: «Доброе утро, зая». Не разрешает мне убирать оттуда снимок в рамке», — пояснила опекун девочки.

Фатима периодически проходит реабилитацию в Германии. Чтобы поднять ребенка на ноги, семья продала уже несколько квартир. 

«Теперь продавать нечего. На обследование деньги нам выделяют, а на реабилитацию — нет. Это стоит 40 тысяч евро. Нам часто говорили, что мы не одни в Беслане. Но ребенок хочет жить», — посетовала тетя Дзгоевой.
Фатима часто вспоминает погибшую сестру
Фатима часто вспоминает погибшую сестру

Несмотря на трагедию и серьезное повреждение мозга, девушка выросла жизнерадостной. Она часто шутит и с удовольствием общается с людьми. А ведь так было не всегда.

«На ее 25-летие мой папа сказал, что мы устроим Фате юбилей в ресторане, хотя каждая копейка на счету. Но видели бы вы ее глаза: накрыли стол на 50 человек, она впервые захотела потанцевать, — поделилась родственница. — Раньше она не хотела даже улыбаться, говорила: «Вы плачете, потому что я еще не умерла?». С тех пор для нас ее дни рождения — самый большой праздник».

«СКАЗАЛИ, БУДУ ХОДИТЬ, НО СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО»

Марина Дучко до сих пор не восстановилась после травмы позвоночника
Марина Дучко до сих пор не восстановилась после травмы позвоночника

Марине Дучко было 25, когда она привезла сына и дочь в школу. Вместе с другими детьми и родителями она оказалась в заминированном спортзале. «Меня ранило при первом взрыве, и я ног уже не чувствовала. Осколок попал мне в позвоночник, его вытащили. Нерв не был поврежден, но остался синяк. Сказали, что я буду ходить, но уже столько времени прошло, — разводит руками пострадавшая. — Реабилитация была в Пятигорске, Самаре и в Крыму, и все. Это было как мертвому припарка, ничего не помогло. Теперь я развожу фиалочки, продаю по Интернету».

В Беслане семью Дучко называют одной из самых нуждающихся. Но Марина уверяет: ей есть на что жить, не хватает только хорошей реабилитации.

«Путевки дают для отвода глаз, но процедуры туда не входят, — посетовала женщина. — Если пишу письма, выдают коляску раз в шесть лет, на обращения, в принципе, всегда откликаются. У меня пенсия 13 тысяч рублей, сын работает, мама помогает».

Жертвы Беслана никогда не смогут оставить в прошлом события сентября 2004-го. Но они стараются восстановиться после травм, развиваются и движутся дальше, надеясь на одно: тот кошмар никогда не повторится.

Фото: PhotoXPress.ru, кадр из документального фильма «Беслан. Помни» на You-tube-канале «вДудь», Instagram