Александр Колкер
Александр Колкер // Фото: Личный архив

О том, как он «доживает» свой век, а также о проблемах с дочерью и «вражде» с Пьехой и Сенчиной он рассказал композитор рассказал накануне юбилея.

О Марии Пахоменко

«В свои 85 лет я регулярно за рулем отправляюсь в Комарово (пригород Санкт-Петербурга — прим. ред.) к моей Машеньке (певица Мария Пахоменко похоронена на Комаровском кладбище — прим. ред.). Я не расстаюсь с ней, а она не расстается со мной. Вся моя однушка, в которой я доживаю свой век, завешана изображениями и плакатами моей Марусеньки. Да, этот день рождения я вновь проведу без нее и эта боль всегда со мной, я с ней живу».

«На протяжении 54 лет нашего брака, нас все время пытались развести, задавали вопрос: «Скажите правду, вы уже развелись?» Никак не могли смириться с тем, что такая русская красавица и такая самобытная певица вышла замуж за этого очкарика. Как-то мне надоело оправдываться, а мой товарищ Ким Рыжова посоветовал мне: «Что ты все время оправдываешься, кто следующий спросит – ответить!» Когда раздался очередной звонок с вопросом, то я решил пошутить: «Да, это случилось! Машенька сразу вышла замуж за Кобзона, а я женился на Пьехе». Хоть мне и никто не поверил».

Композитор невероятно скучает по жене
Композитор невероятно скучает по жене // Фото: kinoteatr.ru

О своей жизни

«Я с Машенькой не расстаюсь и не хочу расставаться. Я заключил договор с ритуальной компанией, которая расположена в центре города, чтобы после моей смерти меня кремировали и урну с моим прахом захоронили вместе с моей Машенькой. Уже договорился с администрацией кладбища, заказал себе скромное надгробие из черного гранита, которое будет прислонено к камню, где написано «Мария Пахоменко». А на моем маленьком надгробии будет написано «Александр Колкер» и мы навечно будем вместе».

«Хотя против этого выступает моя дочь Наташа, которая забросала письмами все инстанции, начиная от Смольного и кончая дирекцией Комаровского кладбища. Она пишет: «Никогда не допустит, чтобы прах еврея Колкера захоронили в могилу моей православной мамочки!» Вот так я доживаю свой век».

Об отношениях с дочкой

«Против моей дочки и ее сожителя в 2015 году возбуждено уголовное дело, поскольку они украли у меня в 2012 году все, что я написал за 60 лет своей композиторской жизни, ведь наши квартиры разделяет несколько метров – они жили напротив. Это случилось, когда я вышел за лекарствами в аптеку, поскольку у меня уже 11 лет стоит клапан, а два года назад мне заменили аорту протезом, мне постоянно требуются лекарства. В этот момент они сумели перекинуть все партитуры, все клавиры, все, что у меня лежало в шкафе в прихожей, а затем и увезти все это. Сейчас они объявлены в розыск, сами проживают где-то в Праге — по крайней мере, там Наталья заверяет свои жуткие письма».

«Я даже на дачу в Усть-Нарве не могу попасть, потому что в 2012 году по договору дарения переписал все три кооперативных квартирки в Санкт-Петербурге и три дома в Усть-Нарве на дочь, которая сказала: «Вы уже старые». Все принадлежит ей! Я думаю, что именно за этим и приехал профессиональный Жигало и брачный аферист, у которого моя дочь оказалась седьмой, ему нужна эта недвижимость».

Сейчас композитор редко дает интервью
Сейчас композитор редко дает интервью // Фото: kinoteatr.ru

О творческой деятельности

«Более 30 театров поставили мой мюзикл «Свадьба Кречинского», 15 зарубежных и 15 русских. 7 сентября будет 20-ая премьера моего мюзикла «Труффальдино из Бергамо» в Рязани, а до этого была премьера в Киеве, а еще раньше во Львове. Из Нью-Йорка был недавно звонок: «Мистер Колкер, мы делаем большую передачу, которая посвящена современному музыкальному искусству России, хотим сделать лейтмотивом вашу песню, которую вы написали 50 лет назад – «Стоят девчонки». Я сначала не поверил, попросил перезвонить в РАО, но потом оказалось правдой. А сейчас я уже ничего не пишу, все, что я хотел сделать – уже сделал».

О любимой внучке

«Я очень люблю свою внучку Марию Пахоменко, каждый месяц на карточку перевожу ей определенные суммы денег. На днях поговорил с ней по телефону, она 27 июля поздравит меня, потому что 28-го я выключу все телефону, не хочу ни с кем общаться. Она вышла замуж за молодого человека Сашу, получилось, что мы были Маша и Саша XX века, а они Машенька и Сашенька XXI века. Весте они освоили очень сложную и рискованную специальность — дайвинг, причем они занимаются этим в разных странах, работают на разных пляжах.  Как-то она звонит мне: «Дедуленька, я тебе звоню из Манила, мы скоро прилетим, готовься встречать». Через два дня перезванивает: «Ой, дедуля, нас в Китай не пустили, поэтому мы полетели в Лондон, а потом уже в Петербург».

О своем 85-летии

«Какой день рождения был самым ярким? Я даже не запоминаю их, потому что в этом смысле настолько приземленный человек. Вчера ездил к зубному врачу, которая спрашивает: «Как будете праздновать свой юбилей. Загуляешь, наверное?»  - «Да, я позволю себе выпить не один стакан, а два стакана кефира». Многие устраивают пышные торжества, концерты, но я прожил такую прекрасную жизнь. Между мной и нынешними звездами большая пропасть – я житель блокадного Ленинграда, я знал Гагарина и Товстоногова, моя песня является гимном Карелии. И хоть мне 85, мне без конца звонят из разных городов России, приглашают на очередную постановку».

О войне Пахоменко и Пьехи

«Не было никогда никакой войны! Никогда! Нам нечего делить с Пьехой было, она — такая, а Машенька — другая. Да, многие пели мои песни, а Пьеха нет - я ей не давал, потому что она пела  «я лублу», а мне это очень не нравилось!»  

«Эдита Пьеха была единственной, кто прислал венок на могилу Машеньки (Мария Пахоменко умерла в 2013 году — прим. ред.)! А вот Людмила Сенчина скопировала с Пахоменко не только прическу, но и наряды, манеры пения».