Алина Кабаева
Алина Кабаева // Фото: Сергей Миланский

Вот уже несколько дней 44-летняя Оксана Рыжкова просыпается с мыслью «так не бывает!». Заглядывает в комнаты, где спят дети и внуки, идет в просторную кухню, готовит завтрак и постепенно «включается» в заботы наступающего дня: двух младших дочек собрать в школу, сына отвезти в детсад, потом – работа… После 13 лет жизни в тесной 27-метровке старой «общаги» непросто привыкнуть к мысли, что 260 квадратных метров счастья высотой в три этажа принадлежат ей, пятерым детям и двум внучкам. Это чудо помогла устроить многодетной семье Алина Кабаева и ее Благотворительный фонд. «СтарХит» первым побывал в гостях у новоселов.

Кандидаты на вылет

Дом на Элеваторной Горе в частном секторе – добротный, кирпичный. Во дворе – будка с собакой Дымкой. На первом этаже – гостиная с камином, оранжевая кухня, сауна, кладовка с припасами, туалет. На втором – все спальни, ванная с джакузи, большой застекленный балкон. Третий этаж – мансардный, там в большом холле Оксана хочет оборудовать спортзал для детей… Женщина с удовольствием показывает корреспондентам «СтарХита» дом и признается: ее жизнь разделилась надвое – до марта 2014-го и после.

Тина Канделаки показала обновленную Алину Кабаеву

– У нас в общежитии водились тараканы, клопы, вши, кое-как истребили крыс, – вспоминает Оксана. – Старый, протекающий унитаз – один на
15 семей. Одна ванная и общая кухня. При этом квартплата – 5,5 тысяч рублей ежемесячно.

В декретах Оксана не засиживалась – надо было кормить семью. Тем более что с мужем, который частенько выпивал, она рассталась. Многодетная мать-одиночка трудилась в Горжилуправлении мастером по ремонту квартир, зарплата – 7 тысяч рублей плюс пособия на детей, в общей сложности – около 1 тысячи рублей в месяц… В общем, даже с подработками, которые она находила по знакомым, на ипотечный кредит в банке рассчитывать не могла. С 2003 года она стояла в очереди на жилье. В 2011-м, когда родился пятый ребенок, Арсений, шанс получить квартиру увеличился, но тут же появилось препятствие. Знакомая Оксаны, Валентина, мать шестерых детей, стала бабушкой и «вылетела» из очереди, ведь ее старшие теперь сами родители. И с точки зрения закона, раз смогли завести ребенка, смогут и себя обеспечить. Старшая дочь Оксаны, Александра, в то время была беременна, а значит, Рыжковы тоже стали кандидатами на вылет.

Оксана и Валентина решили бороться за свои права. Пошли по инстанциям, но всюду получали отказ. 5 июля 2011 года объявили недельную голодовку у стен Казанского кремля, под окнами приемной президента Татарстана. Поднялась шумиха в прессе, но им все равно отказали, сославшись на закон. Оксана предложила искать правду в Москве. Тогда Валентине по-быстрому дали «двушку» – и Рыжкова осталась одна.

Не получив ответа на письма и телеграммы в приемную администрации президента, Оксана села за руль своего «ФАВ Джин» и отправилась в Москву. С тех пор раз в дватри месяца она приезжала в столицу и с утра до вечера устраивала пикеты напротив входа в здание Администрации Президента на Ильинке, обклеив машину портретами детей и плакатами.

– Мне казалось, это единственный способ обратить на себя внимание, – признается она. – Однажды по пути в Москву ночью заблудилась. Навигатора в машине не было – только карта. Остановилась, разрыдалась, потом взяла себя в руки, позвонила домой. Дочь Тоня села за компьютер и сориентировала меня.

Наконец в Администрацию Президента вызвали чиновников из представительства Татарстана в Москве. Те связались с мэром Челнов и отрапортовали, что проблему Рыжковой решат. Вернувшись домой, она услышала предложение занять еще одну комнату в общежитии. Согласилась, но проблему это не решило. И Оксана снова появилась на Ильинке.

– Не знаю, сколько бы еще мне пришлось добиваться правды, если бы не Алина, – улыбается Рыжкова.

Новый дом находится на западе Набережных Челнов, между старой и новой частями города
Новый дом находится на западе Набережных Челнов, между старой и новой частями города // Фото: Анастасия Солнцева
Большая семья Оксаны (слева направо): дочь Александра, сын Арсений, дочь Арина, внучка Ралина и дочь Ангелина. Еще одна дочь, Антонида, была на прогулке с внучкой Эльвиной
Большая семья Оксаны (слева направо): дочь Александра, сын Арсений, дочь Арина, внучка Ралина и дочь Ангелина. Еще одна дочь, Антонида, была на прогулке с внучкой Эльвиной // Фото: Анастасия Солнцева

Я про вас не забуду!

В феврале 2013 года Оксану пригласили в Нижнекамск на встречу с депутатом Алиной Кабаевой:

– Я ждала в очереди четыре часа. Наконец вошла. Передо мной сидела красивая молодая девушка в деловом темно-сером костюме. Строгая прическа, естественный макияж, аккуратный маникюр. Рядом с Алиной за большим столом сидел мэр Нижнекамска, в комнате было полно прессы. Я
никогда не видела столько камер сразу! Алина попросила меня рассказать о проблеме. И я как на духу выложила ей все, что наболело. Про все свои мытарства. Как меня ломали, заставляли смириться, угрожали… Она внимательно слушала – и в ее глазах я увидела слезы. Алина сказала: «Закон изменить сложно, практически невозможно». И повернулась к мэру Нижнекамска: «Вы находите возможность помочь многодетным семьям. Почему в Челнах не могут этого сделать? Этой женщине нужно помочь купить квартиру! Случай неординарный...» А потом пообещала мне: «Оксана Евгеньевна, я про вас не забуду, возьму на контроль, постараюсь помочь». Но жизнь научила меня рассчитывать только на себя, и в марте я снова поехала в Москву.

Через четыре дня Оксане, стоящей в очередном пикете, позвонила помощница Кабаевой. Попросила вернуться домой, подтвердила, что вопрос решается. Спросила: «Какое жилье вы хотели бы получить? Одну большую квартиру или несколько, но поменьше?» Оксана в ответ: мол, мечтаю о домике с клочком земли, но буду рада любому жилью, лишь бы выбраться из «общаги».

8 марта 2013 года по дороге домой около Нижнего Новгорода она попала в аварию. На большой скорости в нее врезался «Лексус».

– Получалось, я была виновата, но так и не поняла, как он возник на пустой дороге, – вспоминает она. – Мой «ФАВ Джин» перевернулся и «улетел» в кювет, превратился в груду железа, а я получила черепно-мозговую травму и травму позвоночника. Чудом жива осталась, даже сознания не потеряла.

Оксана сообщила близким о беде.  Друзья бросили клич в Интернете. Тут же на ее карточку стали по ступать деньги на оплату эвакуатора, телефон разрывался от звонков с предложениями помощи. Она переночевала у многодетной семьи в Нижнем Новгороде. А когда оклемалась, вернулась домой. Несколько месяцев Рыжкова восстанавливала здоровье. Ущерб «Лексуса» тянул миллиона на полтора, страховка покрывала только 120 тысяч. Но счетов ей никто не предъявил.

Все предметы интерьера достались семье по наследству от прежних жильцов. На фото – гостиная на первом этаже
Все предметы интерьера достались семье по наследству от прежних жильцов. На фото – гостиная на первом этаже // Фото: Анастасия Солнцева
Малыши обживают собственные детские на втором этаже дома. На фото – Оксана с сыном Арсением
Малыши обживают собственные детские на втором этаже дома. На фото – Оксана с сыном Арсением // Фото: Анастасия Солнцева
Теперь у Рыжковых есть настоящее джакузи
Теперь у Рыжковых есть настоящее джакузи // Фото: Анастасия Солнцева

Без сна и покоя

30 августа 2013 года Оксана возвращалась из магазина. Ответила на телефонный звонок и… выронила из рук сумки, услышав, что Благотворительный фонд Алины Кабаевой готов купить ей дом – теперь нужно подобрать варианты.

Дом на Элеваторной Горе был четвертым по счету, который Оксана увидела. Несколько месяцев ушло на оформление справок, писем – Фонд должен был получить веское обоснование того, что семье в самом деле необходим этот дом. В ноябре Рыжковой сообщили, что ее документы приняты. Потом перечисленные Фондом деньги за дом очень долго шли в Набережные Челны.

– Я даже начала бояться, что про меня забыли, обманули. Седины заметно прибавилось, потеряла покой и сон… – говорит Оксана.

Первого марта 2014 года Рыжковой вручили ключи от дома, и в тот же день они выехали из общежития.

– Я считаю Алину ангелом-хранителем, членом своей семьи! – улыбается Оксана. – Мечтаю, чтобы приехала в гости. Хочется лично ее поблагодарить. Мне сказали, что в мае она по делам будет в Татарстане. Узнаю точно когда – примчусь, прилечу, в ножки ей поклонюсь…