Клавдия Яцуненко с сыном и мужем
Клавдия Яцуненко с сыном и мужем // Фото: соцсети

В середине 90-х Клавдия Яцуненко вместе с супругом и сыном отправилась из Орловской области на Занзибар в поисках лучшей жизни. Однако вместо заработка она попала в ужасную ситуацию – ее 17-летнего наследника Дмитрия Косякова посадили в тюрьму. Изначально парня приговорили к смертной казни через повешение, однако позже смягчили решение на пожизненное заключение.  

С тех пор прошло больше 20 лет и только сейчас женщина, давно не видевшая своего сына, решила добиться помилования сына. Она появилась в студии программы «Андрей Малахов. Прямой эфир», чтобы обратиться за помощью.

Клавдия Александровна рассказала, что в детстве сын дружил с такими же мальчиками, как он сам – которые недавно переехали из России в Африку. В тот злополучный день она увидела полицейскую машину, в которой сидел ее Дима с другом Иваном.

«Меня вызвали, я узнала, что убили Лешу, больше я ничего не знаю», – рассказала Яцуненко.
Когда Дмитрия посадили в тюрьму, ему было 17 лет
Когда Дмитрия посадили в тюрьму, ему было 17 лет // Фото: кадр программы

Женщина с трудом вспоминает то время, когда жизнь ее семьи превратилась в кошмар. Тогда молодых людей обвинили в убийстве товарища – парень был изувечен и сожжен в собственном доме. В качестве свидетельских показаний приняли слова шестилетнего мальчугана, который якобы из окна увидел, как Дима и Ваня убегают со двора, а затем начинается пожар.

По словам матери погибшего, ни Клавдия Александровна, ни мама Ивана никогда не пытались поговорить с ней. В итоге именно по жалобе Ираиды парням присудили высшую меру наказания.

«Три года был суд. Ни разу ни одна, ни вторая ко мне не подошла. Если не виноваты, то обычно говорят: «Ради бога, спаси моего ребенка, он не виноват», – заявила мама убитого молодого человека.
После смерти сына, муж Ираиды тоже скончался
После смерти сына, муж Ираиды тоже скончался // Фото: кадр программы

Осужденный Иван умер в тюрьме от туберкулеза. Сейчас единственная мечта Клавдии Александровны – добиться освобождения сына, пока он еще жив.  

«Мне все равно, причастен он или не причастен, мне хочется, чтобы его освободили – он 20 лет с лихвой отсидел», – заявила женщина.

Однако некоторые эксперты, которые следили за ситуацией, рассказали, что в этой истории есть много противоречий. Александр Шаркевич, бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам МВД РФ, вспомнил, что мать убитого парня привела в суд 16 свидетелей, в то время как защита не нашла никого. Также вспомнили, что в момент разбирательств у женщины пропало 18 тысяч долларов. Некоторые отметили, что Ираиду обвиняли в том, что она делала незаконные аборты, поскольку заработать такую внушительную сумму на Занзибаре практически невозможно.

Гостей в студии смутило и то, почему родственники не хотели, чтобы парни отбывали наказание на родине.

«Можно было экстрадировать для отбывания наказания в Россию, но родители и сами ребята осужденные высказались против экстрадиции. Они рассчитывали на помилование в стране, где вынесен этот страшный приговор», – заявил чрезвычайный и полномочный посол РФ в Танзании в 1997-2004 годах Доку Завгаев.

Сейчас женщина только пересматривает старые фотографии сына
Сейчас женщина только пересматривает старые фотографии сына // Фото: кадр программы

Кроме того, несмотря на то, что сторона обвинения привела 16 человек свидетелей, они путались в своих словах. Также к делу не была прикреплена ни одна фотография. По словам журналистов, которые имели возможность лично пообщаться с заключенными, они с самого начала не считали себя виновными.

Близкие надеются, что 13 января случится чудо, которого они ждут больше 20 лет – это единственный день в году, когда на Занзибаре можно добиться помилования.

Клавдия Яцуненко хочет видеть сына на свободе
Клавдия Яцуненко хочет видеть сына на свободе // Фото: кадр программы