Артисты беднее крестьян!

Римма Маркова
Римма Маркова. // Фото: Starface

– Римма Васильевна, вы боретесь за то, чтобы артисты театра и кино жили достойно. Но ведь вы и сами не купаетесь в роскоши…

– Да, я получаю 15 тысяч рублей пенсии. Плюс доплата от правительства Москвы – тысяча рублей... Живу в однокомнатной квартире в блочном доме на Таганке, в которой зимой холодно, летом жарко. Комната – всего 15 квадратных метров. Отвратительно, ненавижу! Конечно, дома прибрано, уютно, но – тесно! А у меня ведь книг очень много... И это все, что я смогу оставить внуку…

– Как же вы выживаете на такую сумму?

– На мою долю и не такое выпадало – мы с братом Леней росли во время страшной нищеты. Я, например, до сих пор не понимаю вкус шоколада, для меня с детства самое вкусное лакомство – сахар, который варила мама. Считаю так: когда есть хлеб и вода, уже неплохо. Первое, что покупаю, когда приезжаю в другой город, – это хлеб. А многие дети войны и этого не имеют! Почему про них-то забыли? Ведь это они ковали победу. Ветераны войны и ветераны труда должны получать хотя бы по 30 тысяч рублей в месяц – и это для скромной жизни.

– Но ведь принято считать, что артист – хорошо оплачиваемая профессия…

– Артисты беднее крестьян! Но я все-таки востребована в кино, несмотря на возраст: каждый год снимаюсь хотя бы в одной-двух картинах. А огромное количество моих коллег давно не работают. Как им жить? Скажите, разве это не заслуга – звание народного артиста? Вот Олег Стриженов – народный, а получает всего 15 тысяч рублей пенсии. Как можно на них прожить в Москве, когда все время растет ЖКХ? А жрать что? А если заболел – помирать?! За все сейчас нужно платить!
Некоторым актерам даже выйти в свет не в чем. Например, покойной Тамаре Носовой нечего было надеть, она так и сидела дома, как затворница. Мы пришли к ней с букетом и конвертиком с деньгами – их выделила партия, в которой я состою, для Гильдии актеров российского кино. Но она нас на порог не пустила. Я не знаю, почему. Мы не смогли у нее спросить. И все подарки оставили соседям, чтобы они передали... Стыдно!

– А кому-то из актеров удалось помочь?

– В течение пяти лет наша партия выделяет Гильдии актеров российского кино по 250 тысяч рублей в месяц. Из них мы доплачиваем таким артистам, как Олег Стриженов и Наталья Гвоздикова. Помогали и ныне покойным Нонне Мордюковой, Жанне Прохоренко, Евгению Жарикову. Это люди, которые делали советский кинематограф, и не так плохо делали. Что осталось сейчас? Бесконечные «менты», как будто мы живем на зоне.../p>

На телевидении – своя компания

Римме Марковой исполнилось 87 лет
Римме Марковой исполнилось 87 лет. // Фото: Starface

– Сейчас многие молодые состоявшиеся артисты занимаются благотворительностью, помогают пожилым коллегам…

– Но разве это их дело? Те же Чулпан Хаматова, Дина Корзун, Олег Меньшиков, Гоша Куценко или Евгений Миронов – что это за благотворительное общество? Они пытаются что-то сделать от бессилия. Но этим должно заниматься государство!
У Чулпан Хаматовой трое детей, и она занимается благотворительностью. Ей надо Героя России дать! 500 тысяч больных лейкемией детей в стране – как можно пройти мимо? Если бы мне было хотя бы на 20 лет меньше, я бы занималась помощью детям и больше ничем. А среди них, может, есть будущие евстигнеевы, мордюковы, раневские, янковские...

– А бизнес-элита участвует в благотворительности?

– Артистам шоу-бизнеса постоянно дарят дорогие подарки. Например, Баскову – платиновый микрофон, Диме Билану – чуть ли не отару овец (в 2007 году губернатор Ставропольского края презентовал певцу фермерское хозяйство, в котором содержится 900 баранов. – Прим.StarHit). Но никто никогда не дарил ничего такого драматическому артисту театра или кино. В моем окружении есть в том числе и богатые люди. Почему бы им не взять и не подарить мне квартиру?..
Вы не сравнивайте жизнь театральных артистов и тех, кто царит в
современном шоу-бизнесе. Хорошенькая мордашка, фигурка, голос… У них ни у кого голоса нет, кроме Пугачевой да Долиной. Но их приглашают на корпоративы, олигархи платят сотни тысяч долларов, чтобы для них пели. На эти деньги молодежь из шоу-бизнеса возводит себе дворцы – с полем для гольфа, с бассейнами...
Я призываю старых актеров, которые надеются, что их пригласят и покажут по телевидению, не обольщаться. Не пригласят... Там своя компания. Некоторые из них даже талантливы. Но и этих звездочек надолго не хватает. Вот где Анастасия Заворотнюк? А ведь она училась у Табакова, он бездарных не брал. И такая красота, как у нее, – сама по себе товар! А она закончилась, и все! И так все подобные звезды – когда-нибудь заканчиваются.

Выбирайте трудную дорогу

– Римма Васильевна, почему вы отказались от роли ясновидящей Ванги?

– Прочитала сценарий сериала – ну очень интересный! 12 серий о жизни Ванги, начиная с 10-летнего возраста. Я бы кучу денег заработала и наконец купила нормальную квартиру… Я верю Ванге, но она для меня – нечто потустороннее. Ведь предлагали ее, как Матрону Московскую, канонизировать, но церковь была против. Значит, что-то сатанинское в ней есть. А я не хочу испытывать судьбу – несколько месяцев назад у меня была очень серьезная операция, мне удалили все...
Но я абсолютно не жалею, что отказалась от этой роли! У меня еще будут интересные работы.

– Что или кто сегодня делает вас счастливой?

– Радость мне способен доставить только внук Федор, которого я люблю до потери сознания! Вот в декабре улетала я на творческие встречи из Москвы на целую неделю, Федя звонил, беспокоился: «Баба, как ты там?» Я по нему всегда очень скучаю, с удовольствием возвращаюсь домой. Внук сейчас учится в последнем классе школы, пока не определился, куда будет поступать. В актеры идти не советую: чтобы стать хорошим артистом, об этом надо мечтать с детства, а у него такого нет.

– Как вам удается сохранять силу духа?

– Кто-то сказал: «Всегда выбирайте трудную дорогу, потому что на ней вы никогда не встретите конкурента». Хорошие слова. Я не боюсь идти трудной дорогой. Так получилось, что я на нее ступила и закалилась, стала борцом. Всегда буду идти до конца. Хотя дочь Татьяна говорит: «Ты до конца не сможешь, потому что тебя посадят в сумасшедший дом». Видимо, то, что я говорю, для многих – признак сумасшествия…