Несколько недель назад вышел первый эпизод сериала Сарика Андреасяна «Чикатило». Амбициозный проект рассказывает предысторию задержания и ареста самого жестокого маньяка в истории страны. Разумеется, работа над сценарием стала отдельной вехой создания многосерийного фильма. Эта ответственность выпала писателю Алексею Гравицкому.

Ранее Гравицкий и Андреасян неоднократно работали вместе над полнометражными картинами. Именно Алексей писал сценарии для фильмов «Землетрясение» и «Непрощенный». «СтарХит» связался с писателем, чтобы узнать, как шла работа в рамках создания сериала «Чикатило». Как оказалось, это процесс отнял у автора немало душевных сил.

стархит
Алексей, прежде всего хотелось бы узнать, насколько сложной в моральном плане была работа над сценарием сериала «Чикатило», который эксклюзивно представлен в мультимедийном сервисе Okko? Получалось ли переключаться с этой работы на какие-то бытовые дела и не нести этот негатив в семью?
Алексей Гравицкий
В моральном плане сложнее нарабатывать материал. Когда ты пишешь, то пропускаешь написанное через себя — это тоже тяжело, но там ты все равно работаешь и немного придумываешь. А вот когда погружаешься в документальные материалы, когда смотришь хроники и делаешь это не день и не два, а неделями — крыша на самом деле начинает съезжать.
стархит
Но у вас уже был подобный опыт работы...
Алексей Гравицкий
Да, и это во многом помогло. Непросто было с фильмом «Непрощенный», еще сложнее с картиной «Землетрясение». С «Землетрясением» вообще отдельная тема. Приходилось общаться и с людьми, которые разбирали завалы, и с людьми, которые под этими завалами лежали. Представьте себе: человек четверть века держал воспоминания в себе и никогда ни с кем об этом не говорил, потому что табуированная тема. Ты начинаешь его разбалтывать, он начинает говорить… А потом его несет: он рассказывает, плачет, извиняется — хотя извиняться ему не за что — и снова говорит, и снова плачет. Счастье, что на проекте «Чикатило» не довелось общаться с родственниками погибших. Это дикое испытание нервной системы и для тех, кто вспоминает, и для автора, который вторгается в чужое личное пространство.
стархит
Что стало для вас главными источниками информации? Что изучали при написании сценария?
Алексей Гравицкий
В обязательном порядке смотрели документальные фильмы. Это первое, что было сделано, когда мы с Сергеем Волковым получили предложение взяться за эту тему. И это самое простое: залезть в Интернет и пересмотреть все, что уже снято. Мы все и пересмотрели. Документалок этих немало, и они доступны, их можно найти. На втором этапе были скуплены все доступные тематические документальные книжки. Потом пошел поиск любых доступных материалов: статьи, интервью, опубликованные документы... Более того, есть несколько сайтов, на которых собраны неплохие документальные подборки. Ну и смежные темы пришлось затрагивать. У меня домашняя библиотека пополнилась некоторым количеством книжек по криминальной психологии, например.
стархит
У вас довольно обширная библиография, большой опыт написания киносценариев. Была ли работа над этим сериалом особенно сложной/выматывающей или она мало отличалась от других творческих задач?
Алексей Гравицкий
Ну, скажем так, легкой эта работа не была. А выматывающей она стала в районе пятой серии. Я тогда как раз слег с COVID-19. Работать в соавторстве дистанционно с температурой за 38 — дело изнуряющее.
стархит
Когда вы писали сценарий, сразу ли видели в главной роли Дмитрия Нагиева?
Алексей Гравицкий
Когда мы писали сценарий, то видели образ и создавали его на бумаге. Писать, держа в голове какого-то конкретного артиста, дело неблагодарное. Во-первых, начинаешь подстраивать образ под актера, а это не нужно. Во-вторых, в голове можно нарисовать себе любой каст, но кастингом не авторы занимаются, так что держать в голове конкретного артиста — занятие дурацкое и бесперспективное.
стархит
Многие раскритиковали выбор актера на главную роль. А как по-вашему, Дмитрий полностью справился с творческой задачей? Сумел ли он поймать настроение вашего сценария, передать все его особенности?
Алексей Гравицкий
Многие критиковали Нагиева, многие критиковали Андреасяна. Не критикуют того, кто ничего не делает. Вот всех тех «критиков» вряд ли кто-то критикует, потому что никто не подозревает об их существовании. То ли дело Безрукова или Петрова пнуть. А в сухом остатке вся эта «критика» по большей части напоминает известную басню Ивана Андреевича Крылова. Что до Нагиева, то Дмитрий добавил к образу своих красок. Но самое главное — он создал образ, не вызывающий симпатии. Чикатило в кадре неприятен, ему не хочется сопереживать. Это было заложено в сценарии, и Дмитрий блестяще это считал и воплотил. На мой взгляд, в создании образа Чикатило это самое важное.
стархит
Что вы, как автор, больше всего хотели отразить в этом сериале? Раскрыть внутренний мир маньяка, показать детективную линию или, может, исследовать феномен абсолютного зла?
Алексей Гравицкий
Внутренний мир маньяка раскрывать мы точно не хотели. Чтобы еще какой-нибудь упырь, посмотрев наше кино, решил посочувствовать Чикатило и повторить его «подвиги»? Да Боже упаси! И глубинные научные изыскания в художественном кино тоже смотрятся нелепо. Огромное количество ученых во всем мире занималось и занимается этой темой, и не сказать, что далеко продвинулись. Наивно предполагать, что научного прорыва вдруг добьется пара сценаристов. Нет, мы создавали историю, которая будет интересна зрителю. И эта история своего рода предупреждение, потому что, к большому сожалению, на Чикатило все не закончилось. Такие нелюди появляются снова и снова. Дела одних звучат громче, дела других остаются незамеченными, но в любом случае это повторяется и расслабляться нельзя. От того, что кто-то надел розовые очки, мир ведь не станет розовым, и от того, что кто-то сунул голову в песок, мир со всеми проблемами, страхами и несправедливостью не исчезнет.
стархит
Можете сказать, насколько велик процент допущений в вашем сценарии?
Алексей Гравицкий
Как там сказал Джордж Мартин про последний сезон «Игры престолов»? «Все так и все не так». В нашем случае фраза имеет несколько другой контекст, но она однозначно подходит. Все что касается значимых поворотных пунктов и событий — правда. Кто-то нам уже попенял, мол зачем придурок троллейбус угнал, мог бы просто прийти с повинной, на фиг такую чушь придумывать. Так вот эта «чушь» на самом деле правда.
стархит
Есть ли какие-то сознательные допущения, на которые вы шли?
Алексей Гравицкий
В начале каждой серии идет титр: «В основу фильма легли реальные события. Из уважения к чувствам живущих и памяти погибших имена жертв и их родственников, а также участников расследования изменены». У наших жертв есть реальные прототипы, но мы умышленно изменили имена и умышленно не привязывались к конкретным датам и обстоятельствам. Почему? А вы представьте себе, что кто-то из родственников жертв или их знакомых это посмотрит. Полагаете, достоверность сериала стоит того, чтобы так жестоко бить людей по больному? То же касается и участников расследования. Они у нас собирательные и немного придуманные. И причин для этого много. Во-первых, расследование шло не год и не два, а много лет. В нем участвовало огромное количество сотрудников правоохранительных органов. Упомянуть одних и проигнорировать других — неуважение, а упомянуть всех невозможно. Во-вторых, знаковые фигуры этого дела давали множество интервью, и взгляд каждого из них, скажем так, несколько отличен от прочих. Строить историю на позициях, высказанных одним участником расследования в ущерб другим позициям, — неуважение. Ну и в-третьих, зрителю необходим герой или пул героев с понятными характерами, проблемами, конфликтами, за которыми можно следить. Если же отображать реальность по полной, то у нас банально состав следственных групп будет меняться по несколько раз за серию. И за чем будет следить зритель? И кому это будет интересно? Глобально мы не врем и рассказываем все честно в рамках творческих задач, которые себе поставили. У нас не документальное, а художественное кино, оно не преследует цели воссоздать все до жеста. Не говоря уже о том, что до жеста сейчас никто историю не восстановит, включая непосредственных участников. Прошло время, эта история уже мифологизирована.
стархит
Сложно ли было после истории про жестокого маньяка переключиться на другие творческие идеи?
Алексей Гравицкий
Вот здесь как раз сложности не было. Знаете, когда сильно испачкался, в душ залезть сложности нет.
стархит
Расскажите немного о тех проектах, над которыми вы сейчас работаете.
Алексей Гравицкий
В данный момент начинаю работу над сериалом про киноиндустрию. Проект называется «Недетская история», задумали мы его с Сережей Юдаковым лет восемь назад. И вот наконец задумка, кажется, добралась до реализации. История про взрослых дядек, которым предложили создать детское кино. Внутри много юмора, байки про профессию, простые и понятные каждому человеческие истории, ну и все это присыпано «сексом, наркотиками и рок-н-роллом». Надеюсь, что приятной работой над сценарием дело не ограничится, и мы все увидим релиз. Параллельно книжку дописываю, которая в работе уже два года. Ну, и куча самых разножанровых разработок. Что из них и во что вырастет — поживем-увидим.
Фото: Facebook, кадры из сериала
читать комментарии 1