Младенца Ясмина через 4 дня после родов забрали соцслужбы
Младенца Ясмина через 4 дня после родов забрали соцслужбы
Фото: youtube.com

В 2008 году Финляндия приняла закон, согласно которому ювенальная юстиция получила право забрать ребенка из семьи только по подозрению в насилии над ними. Очевидно, что это было сделано во благо детей, однако уже сейчас ясно, что у закона есть недостатки: за несколько лет из финских семей были изъяты 16 тысяч детей. Закон коснулся и русскоязычных семей, проживающих на территории Финляндии: из 36 семей россиянок был изъят 51 ребенок... У русских, к слову, принято воспитывать детей не только пряником, поэтому разгневанные матери считают, что проблема заключается не в способах воспитания, а в предвзятом отношении финнов к русским.

Полгода под надзором

Все началось, когда шестилетняя дочь Анастасии Завгородней Вероника 24 августа пошла в школу. По словам Анастасии, там мальчишки-старшеклассники так толкнули ее, что она получила сотрясение мозга. В медцентре, куда родители повезли дочь, захотели узнать, что случилось. Но школа от ЧП «открестилась»: мол, скорее всего, с ней что-то сделали дома. Подозрение возникло – и детей отняли.

На прошлой неделе «СтарХиту» из Финляндии передали видео, на котором Настя Завгородняя, у которой отняли новорожденного ребенка, впервые рассказала, как это было:

«Двое полицейских силой оторвали меня, еще беременную, от Вероники и потащили по коридору, подхватив с обеих сторон под руки. Дочка испугалась и заплакала, к ней рванулся отец, но его повалили на пол, надели наручники. Близнецов забрали из детского сада, объяснив, что родители под надзором… После родов я пробыла дома 4 дня, потом к нам пришли полицейские и работницы соцслужбы с решением об изъятии малыша. Я была в шоке! Сын заплакал. Я бросилась к нему, но двое полицейских встали в дверях спальни и запретили к нему подходить». Однако Анастасия в этом видео почему-то не рассказывает, была ли она в шоке, когда несколько лет назад супруг оскорблял ее и детей и даже применял физическую силу во время их семейных конфликтов. Об этом она писала, шифруясь под ником Suzanna на форуме сайта www.rus.fi в 2007 году.

Почти через два месяца разбирательств, в том числе в суде, у мамы появилась возможность жить в кризисном центре рядом с младшим сыном. Старших к ней приводили по часам. Под надзором семья провела почти два месяца, пока наконец стараниями организации «Русские матери» и Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова финские органы опеки вернули россиянке Завгородней всех ее четверых детей.

У главы штаба общественного движения «Русские матери» в Финляндии Риммы Салонен бывший муж-финн тайком в багажнике дипломатической машины вывез сына из России в Финляндию, и она не может его вернуть уже четыре года.

– Здесь многие русские семьи страдают, – говорит она «СтарХиту». – Их берут на учет, а дальше ищут повод забрать детей. Мы знаем только о пятидесяти случаях, но их гораздо больше: кто-то боится заявлять – чтобы не сделать себе хуже...

У Ирины Гуриной возник конфликт с мужем-финном, она позвонила в службу помощи женщинам в житейских вопросах и вместо советов услышала резкое: нет, не можете, не имеете права…

– Я подвела итог на эмоциях: «Раз выхода нет, остается либо на себя руки наложить, либо его порешить», – рассказывает Ирина СтарХиту». – Сотрудница тут же позвонила в полицию, и я оказалась в психушке. А после выписки пришлось подписать соглашение: 60% времени Микаэль со мной, а 40% – с отцом. Продлевать соглашение муж не намерен. Ему не нравится, что ребенок большую часть времени проводит со мной. Боюсь, что лишусь возможности видеть сына.

Фото: Getty

Дети – выгодный бизнес

В 2010 году Минздрав Финляндии принял программу «Не бей ребенка!», в которой, в частности, написано: «В законе многих стран, граждане которых переезжают в Финляндию (Россия, Сомали), не запрещено физическое наказание. Поэтому есть особая необходимость активно информировать новых жителей страны о финском законодательстве и правах детей». Создавая этот закон, финны ориентировались и на иностранцев в том числе, желая им разъяснить, как можно и нужно растить собственных детей. Однако у Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова другое мнение, которое он сообщил в «Твиттере»: «У наших стран нет двухстороннего соглашения по семейно-гражданским вопросам. При отказе от переговоров Финляндию следует объявить страной, опасной для жизни иностранных (российских) семей с детьми».

Недавно осталась без детей и Альбина Касаткина. Она еще доказывает, что не била Вивиан и Лукаса, но их уже отправили в приемную семью. И новая финская мама получает за них хорошие деньги. Муниципалитеты за приемных детей выделяют от 22 до 40 тысяч евро в год.

– По статистике, в Финляндии забрали из семей уже около 16 тысяч детей, – рассказывает финский правозащитник Йохан Бекман. – Почти все детские дома в Суоми – частные фирмы, которым нужны дети, впоследствии они передают их в приемные семьи. Это выгодный бизнес!

Выгодно в Финляндии и рожать. Пособие на грудничка здесь 400 евро в месяц, а на подросших чад – еще 100. А требование у государства одно – не рукоприкладствовать.

– Родители должны нести ответственность за детей, окружать их заботой и лаской, – говорит «СтарХиту» советник финского министерства здравоохранения и социального обеспечения Лотта Хямеен-Анттила. – Нельзя их унижать, наказывать физически. А если родители не могут выполнять свои функции по воспитанию, общество обязано вмешиваться.

Перегибов соцслужб Лотта не видит. Хотя под раздачу попадают и те, кто «насильно» заставил дочку мыть руки перед обедом, и те, кто наркоманит и занимается проституцией. Инструкции ювенальной юстиции одинаково неумолимы – детей забирают. И вернуть их – не так просто.

Мария Линд сумела переломить ситуацию в свою пользу. Ее муж в сердцах влепил сыну пощечину – за вранье. И пацан оказался в приюте.

– Я требовала вернуть сына, – рассказывает «СтарХиту» Ирина. – Но они стали писать, что мать агрессивная. А поскольку у нас еще и отец-злодей, Рому хотели передать в приемную семью. Мы сменили тактику. Муж переехал в другое место. А я на все замечания повторяла: «Вы помогли исправить наши ошибки!» Рому вернули домой на Рождество, а суд отменили. Год за нами наблюдали соцслужбы и в итоге сняли с учета...

Как бы то ни было, в истории Анастасии Завгородней и ее детей пока рано ставить точку. За семьей тоже еще долгое время будут пристально наблюдать соцслужбы. Но наблюдать – не отбирать...

Как обстоят дела у нас: Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов рассказал «СтарХиту», как в России общество защищает детей из неблагополучных семей сегодня:

– Если ребенок пожаловался в школе на жестокое обращение родителей, учитель в соответствии с п. 3 ст. 56 Семейного кодекса Российской Федерации обязан сообщить об этом в органы опеки и попечительства по месту фактического пребывания ребенка. Сотрудник и инспектор отдела по делам несовершеннолетних придут домой к семье, где живет ребенок, изучат условия жизни ребенка, поговорят с родителями. Вопреки финской или французской практике, у нас одно лишь заявление ребенка НЕ может служить основанием для его немедленного помещения в социальный приют. Но в случае если жизни и здоровью ребенка угрожает опасность, органы опеки вместе с инспектором ОДН, уведомив прокурора, составят акт об изъятии ребенка у родителей и обеспечат его временное устройство в приюте. А потом в течение семи дней после вынесения органом исполнительной власти субъекта РФ решения об изъятии ребенка органы опеки должны обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав (статья 77 СК РФ).

2610 888

«Эта тварь разрушила мой миф». Александр Гудков признался, что ненавидел Алексея Щербакова

Шоумен зарекомендовал себя как настоящий добряк, который ко всем относится с теплотой. Однако оказалось, у звезды все-таки есть список персон, которых он недолюбливает. Так, Гудков признался: он терпеть не мог Щербакова и отказывался сниматься в «Что было дальше?» из-за присутствия ненавистного комика.
читать статью полностью