Ученики кочевых школ Ямала получают образование прямо в снежной пустыне / Общество / Главная страница

Ученики кочевых школ Ямала получают образование прямо в снежной пустыне

С детьми занимаются «кочевые педагоги», которые приезжают к ним самостоятельно. Раньше школьникам приходилось на 9 месяцев покидать родные чумы, чтобы жить в интернате и там учиться.

Уроки проходят четыре раза в неделю, в остальное время ученики занимаются самостоятельно
Уроки проходят четыре раза в неделю, в остальное время ученики занимаются самостоятельно // Фото: Из личного архива

«На улице было 25 градусов мороза, – вспоминает 10-летний Максим Тайбарей. – Дул ветер, выла вьюга. Мы с ребятами уже решили, что Иван Егорович не приедет на занятия – это опасная погода в тундре, можно замерзнуть, а еще проще заблудиться. Прислушивались к шуму метели – не слышно ли рева снегохода? И вот спустя час учитель все же добрался!»

На Ямале таких школьников, как Максим, получающих образование на стойбищах – местах работы своих родителей-оленеводов, – всего 32 человека в возрасте от 6 до 11 лет. C 2010 года каждое 1 сентября они садятся за парты в чумах, а до этого времени мальчишкам и девчонкам приходилось по 9 месяцев в году жить в интернате и посещать занятия, пока их папы с мамами трудятся.

Не отходя от чума

«Мы поняли, что отрывать от родителей 7-летнего ребенка – это ненормально и чревато психологическими болезнями, – рассказывает «СтарХиту» начальник управления образования Приуральского района Светлана Муллануровна Гриценко. – Предложили в порядке эксперимента попробовать учиться в такой форме, что преподаватель сам будет приезжать к ним и заниматься с детьми, так сказать, не отходя от чума».

Дальше – дело техники. На места стойбищ привезли мобильные электрогенераторы, которые работают на бензине, дабы будущие школьники были обеспечены теплом и светом, а в местном Ямальском многопрофильном колледже создали программу «Кочевой педагог». Со временем закупили семь снегоходов – по одному на учителя.

Пик кочевничества оленеводов приходится на лето, зиму же они, как правило, проводят стационарно, на одном из стойбищ в тундре. Для всех преподавателей в одном из поселений существует специальный методический кабинет, где у учителей собраны дидактические материалы и несколько компьютерных столов. Всего в радиусе 80 километров 8 чумов. Именно туда четырежды в неделю приезжает к подопечным преподаватель.

«Занятия проходят в смешанных группах – одновременно в помещении находятся и дошкольники, и третьеклашки, – рассказывает Светлана Муллануровна. – Дети садятся в кружочек, учитель – посередине. Во время урока кто-то читает, кто-то рисует, кто-то осваивает правописание. Часто процесс учебы проходит при родителях – педагог объясняет им, как заниматься с ребятами самостоятельно».
На уроках дети изучают особенности национального костюма ненцев
На уроках дети изучают особенности национального костюма ненцев // Фото: Из личного архива

Классы длятся с утра до вечера, само собой, с перерывами. Строгих рамок нет – наставник сам определяет, когда ребенок утомился, и отправляет его прогуляться или перекусить. Но, несмотря на лояльность взрослых, в чуме царит идеальная дисциплина.

«У нас не принято, чтобы кто-то не слушался учителя или перечил ему, – говорит Олине, мама второклассницы Ели. – Это в интернате дети ленятся и могут из-под палки книги читать, а тут не забалуешь – мы же в соседнем чуме во время занятий, можем и нагоняй устроить. В любой момент родительское собрание проведем».

Дети оленеводов – народ очень послушный, культурный, слово старших для них – закон. Да и как может быть по-другому, если мамы и папы тут никогда не кричат на ребенка, но при этом воспитывают его в строгости.

«Помню, общалась как-то с одной ненкой и ее сыном лет семи, – рассказывает Светлана Муллануровна. – Пока мы говорили, мальчик несколько раз пытался вставить слово. Мама замолчала, повернулась к нему и очень спокойно, с достоинством сказала: «Дима, молчи. Когда человек молчит, он думает. Больше думай!» И малыш мгновенно затих. Это вам не прикрикнуть на ребенка: «А ну не ори!»

ПОДАЛЬШЕ ОТ ПРЕДКОВ

Чтобы стать учителем школы в тундре, нужно закончить местный колледж по специальности «Кочевой педагог»
Чтобы стать учителем школы в тундре, нужно закончить местный колледж по специальности «Кочевой педагог» // Фото: Из личного архива

Следующий день после уроков с классным руководителем – время самостоятельной работы. Но бывает и такое, что учитель не приезжает в положенное время – из-за погодных условий. «Если температура воздуха ниже минус 30, а порывы ветра сильнее пяти метров в секунду, занятия отменяются, – рассказывает Григорий Лаптандер, кочевой преподаватель. – У каждого из нас есть спутниковый телефон на экстренный случай, но рисковать, конечно, не хочется».

Детей обучают по основным предметам – русский, математика, чтение, изобразительное искусство, технология. На последнем малыши осваивают выделку шкур, пошив изделий из меха. Оценки не ставят, но в конце года каждый проходит промежуточную аттестацию, чтобы преподаватель мог определить уровень усвоения материала. При его составлении, кстати, учитывают особенности национальности – первые диктанты дети пишут в основном об окружающем мире: об оленях, упряжках, чумах…

«Это делается потому, что маленькому ребенку не объяснишь, что такое морковка, – он ее в жизни не видел. Но по мере взросления, конечно, наши подопечные становится более социально адаптированными».

Воспитанница кочевой школы Лена Анагуричи в свои 9 лет читает книги родителям – мама и папа девочки грамоте не обучены.

«Сперва они не хотели, чтобы я ходила в школу, – признается Лена. – Говорили: «Зачем тебе это? Все равно будешь оленеводом, как мы, ну эту науку», но потом учитель уговорил их, и я стала посещать занятия. Теперь мама с папой рады, ведь я знаю буквы, считаю без калькулятора… По вечерам просят меня прочесть еще одну из ненецких сказок – очень им нравится».
До 2010 года ямальские дети в возрасте от 6 до 11 лет вынуждены были на 9 месяцев в году покидать родные чумы, чтобы жить в интернате и учиться в школе
До 2010 года ямальские дети в возрасте от 6 до 11 лет вынуждены были на 9 месяцев в году покидать родные чумы, чтобы жить в интернате и учиться в школе

Кочевые учреждения работают только для начальных классов. «Детям именно этого возраста сложно расставаться с родителями, а когда они становятся старше, и сами не против, чтобы мамы с папами оставили их в покое, с радостью уезжают в интернат», – смеясь объясняет Гриценко. По ее признанию, желающих получать знания таким образом с каждым годом становится все больше. И это неудивительно, ведь удобство налицо.

«Когда ввели кочевые школы, моей дочери Маше было пять лет, – вспоминает Семен Лаптандер, оленевод. – Я очень обрадовался, ведь уже начал переживать, что через два года ее придется отдать в интернат и редко видеть – мое сердце разрывалось на части. И тут такое счастье, ребенок учится рядом, под твоим надзором. Плюс ко всему, учебники, тетради – все бесплатное. Мы не нарадуемся!»

На эту тему
Из нового

Школьники из Казани спасают свою учительницу от рака

Первоклашки решили собрать нужную сумму денег, чтобы их любимый преподаватель Ольга Вострикова смогла пройти лечение в Израиле от рака груди. Ребята верят, что учительница вернется к ним на первое сентября в следующем учебном году.
Школьники из Казани спасают свою учительницу от рака
var inread_div = document.querySelector('#div-inread'); if (inread_div) { defineInread(); }
НОВОЕ НА САЙТЕ
Загрузка...
Спецпроекты

763067подписчиков

Подпишитесь
на самые горячие новости и оставайтесь в центре событий
Нет, спасибо