Михаил Ефремов
Михаил Ефремов

На этой неделе Мосгорсуд слушает апелляционные жалобы на приговор Михаилу Ефремову. Актер получил 8 лет колонии общего режима за ДТП, устроенное в июне в центре Москвы.

На прошедшем в среду заседании по существу рассмотреть ничего не успели — слишком много ходатайств заявили новые адвокаты актера. Стратегия защиты с ними поменялась полностью: Михаил больше не отрицает свою виновность по указке Пашаева, а также хочет пойти на примирение с потерпевшими и надеется, что когда-нибудь они его простят. Все слушание прибывший из СИЗО Ефремов просидел в стеклянном «аквариуме»: сгорбившись, периодически что-то записывая в тетрадочку.  

Прямо в суд его представители привезли чемодан с деньгами — были готовы на месте вручить потерпевшим 2,4 миллиона рублей (по 200 тысяч были отправлены в предыдущей инстанции). Но сами Захаровы не явились, а их представители не были уполномочены принимать наличность. В итоге слушание отложили, в том числе, и для решения этого вопроса. Вчера переводы были сделаны.

Еще одна заминка произошла после прошения адвоката Петра Хархорина заслушать независимого эксперта. Которая утверждает, что погибший Сергей Захаров мог быть не пристегнут в момент рокового ДТП.   

Сегодня должно состояться рассмотрение тех самых апелляций. «СтарХит» ведет онлайн-трансляцию из зала суда.

10:30 В суд поддержать Михаила приехала его давняя подруга — ресторатор Татьяна Беркович, правда, в само здание ее, к содалению, не пустили по новым правилам работы учреждения. В Пресненском она выступала в качестве свидетеля со стороны защиты. Также сюда прибыли сестра актера Анастасия, племянница Ольга и супруга Михаила Олеговича — Софья.

10:45 Также в здании Ирина Стерхова, гражданская жена Захарова. Ефремов готов выплатить компенсацию и ей, несмотря на то, что женщину не признали потерпевшей. Ее адвокат Вадим Никулин объясняет, что в первой инстанции из-за этого были нарушены не только ее права, но и права самого актера. Пока все сидят в коридоре в ожидании начала процесса, Ирина показывает сообщение от госуслуг, которое только что пришло ей на почту, начинается с обращения: «Сергей Владимирович». То есть учетная запись погибшего на портале до сих пор привязана к ее номеру.

11:00 Приехали адвокаты Михаила Петр Хархорин, Роман Филиппов и Владимир Васильев. А также представители потерпевших — Александр Добровинский, Ирина Хайруллина и Анна Бутырина.

11:33 Заседание задержалось на полчаса. Ефремов уже в «аквариуме», сегодня он не только в маске, но и в защитных перчатках, читает что-то перед началом. Переглядывается с женой Софьей, которая заняла место в первом ряду слушателей. Жестами она показывает, как бы обняла его сейчас. Судья объявляет, что у Михаила Олеговича еще один новый адвокат — Андрей Алешкин, который вступил в дело.

11:38 Ефремов отказывается от адвоката Алешкина. Судья уточняет: «Связано ли это с вашим материальным положением?» Михаил поясняет, что нет.

не пропуститеСорвавшееся свидание, ошибки новых адвокатов и тюремные знания: с чем Михаил Ефремов подошел к апелляции

Дело в том, что Алешкин, действительно, несколько раз встречался с актером в СИЗО, вел переговоры с Добровинским. Но в какой-то момент супруга осужденного Софья заподозрила юриста в сговоре с представителями потерпевших.

11:42 Ефремов официально расплатился с тремя родственниками погибшего курьера., каждый из которых требовал в гражданском иске по миллиону рублей. Петр Хархорин: «Прошу приобщить к делу копии платежных документов общей суммой в три миллиона».

11:44 Адвокаты со стороны обвинения уточняют, будут ли выплачены какие-то средства матери Захарова, защита актера говорила об этом на предыдущем слушании. Хархорин поясняет, что да, но как только будет нотариальная доверенность на пользование деньгами со счета Михаила Олеговича.

11:47 Судья объявляет тех, кто не явился на заседание: среди них Пашаев, Шаргородская, потерпевшие Захаровы, второй адвокат сына погибшего Татьяна Головкина. Судья уточняет у осужденного и всех юристов: считают ли они возможным провести заседание в их отсутствие или они будут настаивать на явке. Михаил: «Нет, я не буду настаивать на явке адвоката Пашаева». В зале послышались смешки.

11:49 Начинается рассмотрение апелляций. Зачитывают обстоятельства аварии и дела, а также содержание поданных жалоб. Ефремов в своей, напомним, заявил о сильном давлении со стороны своего экс-адвоката, который убедил его изменить позицию и склонил к отказу от признания вины в ДТП.

12:20 Слово берет адвокат актера Роман Филиппов, зачитывает речь по бумажке: «Я убежден, что Михаил Олегович искренне раскаялся в содеянном и готов возмещать вред. Прошлая позиция, уверен, была связана давлением его адвоката Пашаева. Избранным способом защиты Ефремов лишил себя смягчающих обстоятельств, которые могли бы быть учтены при вынесении приговора. Способ защиты Пашаева свидетельствует о его некомпетентности, учитывая, что адвокат предоставлял доказательства невиновности, в то время как сам обвиняемый говорил о своей виновности. Позиции доверителя и защитника не могут расходиться. Давление Пашаева на Михаила Олеговича не соответствует Кодексу профессиональной этики адвоката, что фактически лишило Ефремова права на защиту. Прошу суд смягчить наказание».

12:25 Добровинский: «Считаю, что приговор сделан со всей ответственностью суда и должен быть оставлен в силе, а жалобы отклонены. Адвокат Филиппов сказал несколько вещей, которые меня затронули. Во-первых, нет никаких доказательств, что то письмо, которое написал Ефремов в палату Северной Осетии, продиктовано Пашаевым. Все ссылки на то, что Михаил Олегович находился под давлением Пашаева, вызывают у меня большие сомнения. Дело в том, что Ефремов самостоятельная личность, ему 56 лет, он отдавал отчет своим действиям и поступкам. Как оказывалось давление, я не понимаю до сих пор. Ссылка, что существовало нечто, что заставляло его отрицать вину, говорить о провалах в памяти, отказываться от адвокатов, потом опять с ними работать, снова признавать вину и так далее, говорит о неискренности господина Ефремова».

12:28 Все адвокаты потерпевших солидарны с Добровинским и выступают против принятия жалоб стороны защиты. А также просят оставить приговор в силе. Анна Бутырина: «Жалоба Ирины Стерховой не может быть рассмотрена, так как ранее было отказано в ходатайстве о признании ее потерпевшей».

12:49 Выступил адвокат Иван Арестов, который представляет компанию «Стоун», собственника разбитого авто Захарова. Он, как и ранее, отмечает, что, не признав их потерпевшими, нарушено право Ефремова расплатиться с теми, кому он нанес ущерб своим преступлением. Исковые требования — миллион рублей. Апеллирует он так же тем, что не может получить копии судебных документов и заключений для подачи в страховую компанию.

13:00 Вадим Никулин, представитель гражданской жены погибшего Стерховой: «О признании потерпевшей Ириной Михайловной заявлялось три раза. Последнее ходатайство было подано 20 августа. В последний раз мы просили признать Стерхову потерпевшей абсолютно на других основаниях. Мы готовы были предоставить свидетелей. Но данное ходатайство вообще не было вынесено на рассмотрение. Таким образом, мы были лишены права каким-либо образом обосновывать свое ходатайство. Ирину Михайловна ни разу не была допрошена по делу даже в качестве свидетеля — удивила в данном случае позиция прокуроров. Они вообще не стали устанавливать, где и с кем жил Сергей Захаров. При нерассмотрении ходатайства были нарушены права не только Стерховой, но и Ефремова. Приговор не может считаться законным и справедливым. Прошу его отменить и направить дело на новое рассмотрение».

13:03 Судья спрашивает, будут ли новые ходатайства о повторной проверке выводов следствия, сделанных в предыдущей инстанции. Хархорин напоминает о заявленном вчера эксперте, который по просьбе стороны защиты исследовал в том числе, был ли пристегнут погибший Захаров.

не пропуститеДруг семьи Михаила Ефремова: о разговоре актера с женой, новых адвокатах и странностях заключения

13:06 Хархорин заявил ходатайство об исследовании карты амбулаторного больного Михаила Ефремова. Конкретно озвучивается запись, сделанная 10 сентября. Там целый букет, часть диагнозов не понятна даже судье: хронический бронхит, бронхиальная астма, аллергическая астма с контролируемым течением, болезнь сердца, жировая дегенерация печени, проблемы с почками.

13:10 Вызывают для допроса специалиста Елену Викторовну Кучину, которая делала судмедэкспертизу по просьбе адвоката Ефремова Петра Хархорина. Это, кстати, большая редкость, что в суде апелляционной инстанции заслушивают новые исследования по делу. А если вспомнить, сколько ходатайств Пашаева было отклонено в Пресненском суде, то ситуация вообще уникальная. Женщина работает врачом судмедэкспертом, у нее более 15 лет стажа.

13:25 Сначала ее допрашивает Хархорин. Кучина начинает с документов, на основе которых делала выводы: «Для работы мне была предоставлена копия заключения эксперта Рамодановской, копия приговора, копии фото и видео материалов из дела». Адвокат Ефремова просит перечислить повреждения, которые были у Захарова. Судья снимает вопрос, так как в прошлом заключении все это есть.

Следующий вопрос к эксперту: «Почему водитель при столкновении не вылетел через лобовое стекло?» Елена приводит слова свидетелей о том, что у него были зажаты ноги. Главный же интерес стороны защиты: «Был ли Захаров пристегнут ремнем безопасности в момент ДТП?»

Кучина: «Учитывая повреждения Захарова, среди них нет характерных для фиксации ремнем безопасности. Ни кровоподтеков, ни ран. Имеются повреждения груди и живота, полученные от удара о рулевое колесо. К примеру, перелом ребер». Таких травм, по мнению эксперта, не было бы, будь Захаров зафиксирован ремнем безопасности.

13:41 Добровинский взял слово, валит эксперта, мол, почему та делала выводы в основном по фотографиям, а не на основе изучения трупа. Оказывается, этот же специалист недавно проводила исследование тела Максима «Тесака» Марцинкевича. Тоже по фото.

Елена Кучина защищается, уверяет, что фотоматериалы были лишь дополнением к другим документам, с которыми она работала. Были показания свидетелей, заключение об осмотре машины и прочее. «Мне известен механизм травмообразования. Это чисто медицинский аспект — травмы и от чего они образуются. Если человек пристегнут ремнем безопасности, то там другая группа повреждений. Всегда. Независимо от того, с какой скоростью двигалось транспортное средство. У Захарова не было ни одной травмы, характерной для пристегнутого человека».

13:52 Возникли вопросы у адвокатов потерпевших и к списку литературы, который указала в приложении к исследованию специалист. Там всего одна фамилия. Кучина говорит, что нет такого правила, чтобы упоминать все источники, она обозначила только самого свежего автора 2010 года. Ефремов все это время сидит сгорбившись, но в какой-то момент решает заступиться за эксперта. Судья предупреждает, что ему слова никто не давал. И в следующий раз он получит замечание с фиксацией в протоколе.

Снова начинается обсуждение травм погибшего и то, как он их получил. Переломы, жировая эмболия... Его гражданская жена Ирина Стерхова при этом рыдает, не выдерживает.

14:02 В конце концов, эксперт произносит, пожалуй, главное: «Если бы Сергей Захаров был пристегнут, смерть бы вероятнее всего не наступила».

14:21 Хархорин подытоживает: «Ситуация с пристегнутым или непристегнутым ремнем достаточно важная. У Ромадоновской (эксперт в предыдущей инстанции) были другие выводы на этот счет. Таким образом закон дает мне право просить о назначении судом апелляционной инстанции дополнительной экспертизы. В первой такое ходатайство вообще не заявлялось. И пристегнутость Захарова просто прошла мимо суда. Причина заявления лишь одна — мое отсутствие в суде первой инстанции. Иначе просили бы сразу. Последствия непристегнутости могли быть самыми негативными. Вполне возможно, что ремень спас бы Захарову жизнь. Поясню один важный момент. Дело в том, что виновность Ефремова нами не оспаривается. Но мы тщательно собираем все смягчающие обстоятельства. И нарушение правил ПДД погибшим может быть одним из них. Просим назначить комплексную транспортную экспертизу: имеются ли на ремне безопасности следы от срабатывания в момент ДТП? Был ли водитель Захаров пристегнут ремнем безопасности? Если нет, то какие могли быть последствия?»

Защитник актера попросил предоставить автомобиль погибшего со стоянки для проведения экспертизы. В конце Хархорин выкладывает козырь: в машине обнаружена заглушка для ремня безопасности.

14:44 Судьи удалились в комнату для совещаний. Сразу ходатайство не отклонено, что уже само по себе прорыв: обычно суд апелляционной инстанции не проводит дополнительных исследований. И в принципе не принимает какие-либо ходатайства, если только они не представляют особую важность. Но тут, очевидно, именно такой случай.

15:06 Спустя 20 минут, судья отказала и в приобщении к делу допроса эксперта, и в проведении экспертизы. Зато приобщили обращение чувашской культурной организации, которое предоставил его адвокат Владимир Васильев.

15:22 Началась стадия прений:

Первым выступает Петр Хархорин: «Сегодня вы судите безусловно незаурядного человека. Процитирую момент из обращения, которое подписало 28 деятелей культуры, любимых народов. Первое что они отметили: преступление, совершенное Ефремовым, ужасно, в результате него погиб человек. Прошлое не вернуть, но надо работать над настоящим. Они пишут, что то, что Михаил признал свою вину, а в искренности никто не сомневается, имеет большое значение. Указывается, что он один из самых ярких представителей культурной жизни России. Он многодетный отец, у него минимум четыре человека на попечении. Просят смягчить ему наказание. Поведение Ефремова сильно изменилось по сравнению с тем, что было в суде первой инстанции. На сегодняшний день — это полное и искреннее раскаяние, желание возмещать материальный ущерб. Таким образом после суда первой инстанции появилось много нового. Казалось бы, сухой документ — характеристика из СИЗО. Я много лет работаю, и впервые вижу, чтобы изолятор дал такую характеристику. Как будто бы на повышение звания. Видимо, он так себя зарекомендовал и так себя ведет, что стало возможно написание такой характеристики. Хоть и достаточно с сухим содержанием».

Адвокат Михаила Олеговича расстроен тем, что представители потерпевших, видимо, не совсем его поняли, когда он говорил о смягчающем обстоятельстве, которое может иметь место в данном деле. «Наша позиция: мы признаем свою вину, не умаляем ее. Мы просто складываем в копилку смягчающих обстоятельств все то, что может быть оценено судом. Не более того. У меня возникло удивление, какой ажиотаж возник во время допроса судмедэксперта с большим стажем. Она скромная женщина. А могла сказать, что была в составе экспертной группы при крушении польского самолета с президентом Качинским. Да, и я, и Роман Филиппов осматривали машину Захарова. И непонятно, кстати, почему не приняты меры по ее сохранности. Да, что-то уже могли растащить. Но ремень безопасности на месте. И я могу сказать, что он девственно чист, как будто только что из магазина».

 15:31 Хархорин заявил, что ремень Захарова, на его взгляд, в аварии не участвовал, погибший не был пристегнут. Также Петр раскрыл содержание приватного разговора с Ефремовым в СИЗО. После всех кульбитов в первой инстанции адвокату надо было понять, был ли его клиент за рулем джипа. Поэтому в СИЗО он сразу задал Михаилу этот вопрос.

На что актер ответил: «Я не помню. Но кто, кроме меня там мог быть. Да, за рулем был я».

не пропустите«Везде живут люди и хороших больше»: письма Михаила Ефремова из СИЗО — фото

Для Хархорина это стало стержнем для дальнейших действий: «То, что Ефремов должен быть наказан, безусловно. Но разве для этого человека необходимо 8 лет на зоне, да еще и общего режима? Я считаю, что это несправедливо. В данный момент по мере наказания Михаил Ефремов рекордсмен среди всех осужденных за ДТП с одним погибшим. Проявите гуманность! Именно человеческую. Он ведь много еще может: может радовать нас своими артистическими способностями, его знают абсолютно все, он по-настоящему народный артист. Мне кажется, самое правильное — снизить наказание до тех пределов, которые не подразумевают лишение свободы».

15:42 Адвокат Владимир Васильев заявляет в своем слове, что на Ефремова в предыдущей инстанции оказывалось давление не только Пашаевым, но и приглашенными им свидетелями защиты. Все они утверждали, что видели за рулем другого человека. «Эти люди будут привлечены к уголовной ответственности после вступления приговора в законную силу», — говорит представитель актера.

А также напоминает, что Михаил Олегович сразу после ДТП раскаялся, готов был сотрудничать со следствием и компенсировать ущерб потерпевшим. «Он сделал выводы, нет необходимости отправлять его в исправительное учреждение. Преступление совершено по неосторожности, злого умысла в нем не было». 

 15:50 Слово предоставили Михаилу Ефремову: «Тут не верят, что Пашаев оказывал на меня давление. Он появился как снег на голову, позвонил моему директору. Да, у нас есть общие знакомые какие-то, я ему доверился. Он уверял, что добьется оправдательного приговора, все время просил деньги, видимо, на подкуп свидетелей. Заставил меня отказаться от признания вины, от моего имени делал странные заявления. Постоянно говорил какие-то оскорбительные вещи в адрес потерпевших. Я его просил не делать этого, но он все равно продолжал. Давал какие-то жуткие вычурные интервью. Он, как я понимаю, не понял серьезность этого дела, серьезность моего положения... Я в такой ситуации впервые, растерялся, верил практически всему, хватался за последнюю соломинку. Помню, был момент, когда Добровинский на заседании в спросил, согласен ли я с Пашаевым, тот ударил меня ногой под столом и я сказал, что да, согласен. Мне хотелось уже просто куда-то уйти. Да, все эти свои манипуляции он производил обаятельно, талантливо. Что могу сказать — я совершил большую ошибку в выборе защиты».

15:54 Адвокат Иван Арестов (представитель фирмы-владельца разбитого авто) в своей речи сделал акцент на то, что в этом суде, как ни в каком другом, ущемляются интересы потерпевших. Ни его клиент, ни Стерхова так и не получили этот статус. А также напомнил, что хроническая астма Ефремова — та болезнь, при которой опасно содержание на зоне. Тот же ковид может дать сильное осложнение.

16:01 Добровинский: «Мы сегодня в прениях говорим исключительно о смягчении наказания, о новых потерпевших. Признание вины Михаила Олеговича мы уже слышали на суде первой инстанции. Я согласен, что Ефремова все знают, его любят, он известный в России человек. Именно поэтому тяжесть ответственности у него еще больше. И ссылка на великих родителей здесь неуместна — отвечает один человек. Хочу акцентировать внимание на том, что же изменилось с 8 сентября. Выводы эксперта Кучиной меня не убедили, точных ответов она избегала, на часть вопросов не смогла ответить вообще. Также вопрос про гражданские иски — да, они были удовлетворены. Но почему не были возмещены расходы — 111 тысяч. Ссылка на давление Пашаева мне тоже непонятна. Михаил Олегович очень умный человек, самодостаточный. Как можно было так долго находиться под этим давлением, тоже неясно».

16:05 В конце выступления Александр Андреевич обратился непосредственно к актеру. Ефремов в течение всей его речи сидит, ссутулившись, обхватив себя руками и головой почти касаясь колен. «Михаил Олегович, я сегодня впервые услышал от вас нечто человеческое. До этого были только гадости в адрес потерпевших, и в мой адрес тоже. Жаль, что я услышал это так поздно. Хотел бы раньше. Прошу оставить приговор в силе, а жалобы защиты без удовлетворения».

 16:34 Последнее слово Михаила Ефремова:

«Слышал, что человек, который убил двух людей за рулем, а потом пытался скрыться, получил 5 лет колонии. Что ж. Извинения потерпевшим я принес на четвертый день, это видела вся страна. Мне их очень жаль, они потеряли близкого человека. Адвокаты потерпевших не только посадили Ефремова, что прославит их на всю страну, но и снискали себе дурную славу. Что касается компенсации вреда, у меня не было с 9 июня доступа к денежным средствам, а доверенность из-за бюрократических проволочек я не получил до сих пор. Я признаю искренне свою вину, выражаю соболезнования родным и близким. Раскаиваюсь. С самого начала я признавал вину и сотрудничал со следствием, но потом влез Эльман, который убедил меня в другом. Эта трагедия разделила мою жизнь на две части. В первой я был артистом, весельчаком, беспечным, но работящим, во второй части я плохо сплю, все время думаю о Захарове. Я прекращаю все свои отношения с алкоголем, который довел меня до такого печального конца. Я прошу дать мне возможность помогать потерпевшим, компенсировать вред за машину, поставить памятник Захарову, если мне позволят его родные. Но это все возможно, если я буду работать по профессии. Я бы мог перечислять деньги в фонд Захарова, большую часть своей зарплаты. У меня двое малолетних детей, есть дочь-студентка. Я бы хотел принимать участие в их воспитании. Я больше никогда не нарушу закон. Прошу суд проявить ко мне снисхождение».

Фото: пресс-служба Мосгорсуда
080785

Сорвавшееся свидание, ошибки новых адвокатов и тюремные знания: с чем Михаил Ефремов подошел к апелляции

В Мосгорсуде возобновляется процесс года — будут рассматриваться апелляции на приговор Михаилу Ефремову. Актер и его защитники просят смягчить наказание до условного. Что изменилось в деле, какие ошибки допустили новые адвокаты, почему Софья не смогла навестить мужа в СИЗО и как проходят будни Михаила Олеговича, — в материале «СтарХита».
читать статью полностью