Элина Быстрицкая
Элина Быстрицкая // Фото: Legion-Media

Здоровье 91-летней Элины Быстрицкой подорвано: вот уже несколько месяцев актриса не встает с постели. Близкие уверены: на состояние артистки негативно повлияли непростые отношения с уже бывшим директором Ксенией Рубцовой, которую обвинили в хищении крупной суммы денег со счетов Элины Авраамовны. 

Теперь же Рубцова подала в суд на сестру Быстрицкой Софью Шегельман. Ксения требует взыскать с Шегельман крупную сумму денег по некому кредитному договору, о существовании которого родственница Элины Авраамовны даже не подозревает. Первое заседание по этому делу назначено на середину мая.

«Я ничего не буду комментировать, буду разговаривать только через адвоката», — заявила экс-директор актрисы в беседе с журналистами передачи «Ты не поверишь!».

«Кто переживает, обязательно переживает, — поделилась мнением Софья Авраамовна. — Идет продвижение. Все делается, как должно быть. Больше ничего не могу сказать».
Элина Быстрицкая и Ксения Рубцова
Элина Быстрицкая и Ксения Рубцова // Фото: Социальные сети

Шегельман пока не знает, обращаться ли ей к адвокату или самой представлять в суде личные интересы. Сейчас женщину больше беспокоит здоровье сестры. «Надеюсь, она скоро встанет на ноги, а там — как Господь решит», — отметила родственница актрисы.

Не все верят в то, что Рубцова обворовала Элину Быстрицкую, с которой проработала около девяти лет. «Я Ксеньку знаю, не могла она этого сделать, — заявила подруга Людмила Зыкиной, с которой в прошлом также сотрудничала директор. — Люди ей доверяли. А Быстрицкая слегла не из-за предательства Ксюши, а из-за диабета и других болезней. Ей все-таки больше 90 лет, да и работа у нее тяжелая была».

К слову, Ксения созналась в преступлении и просила прощения за содеянное у родных Элины Авраамовны. «Рубцова признала свою вину в хищении крупных денежных сумм со счетов моей сестры. Это отвратительно. К человеку, которому 90 лет, и который серьезно болен, Ксения приставила двух своих знакомых женщин. Они неумело и очень бессовестно относились к своим обязанностям сиделок, зато хорошо пользовались всем, что было в доме», — возмущалась Шегельман несколько месяцев назад.