Эвелина Бледанс
Эвелина Бледанс
Фото: Сергей Миланский

"Любимый заставляет меня есть черную икру"

Окунулась в озеро Беременной Девы

Я уверена: если хочется стать мамой – надо рожать. Причем возраст тут вообще не играет никакой роли. Главное – желание. Хотя мой пример показывает, что иногда одного желания мало: разница между сыном Николаем и дочкой составит примерно 18 лет. За эти годы я часто задумывалась о том, чтобы снова стать мамой, с бывшим мужем мы не предохранялись, но Бог не давал нам деток. И только когда я встретила человека, с которым решила прожить оставшуюся жизнь, — продюсера Александра Сёмина, Господь подарил это чудо.

С Сашей у нас тоже, правда, все получилось не сразу. Видимо, Бог посылает ребенка тогда, когда понимает, что пара действительно готова. Это только у Наташи Королёвой все произошло, как в сказке: встретила Тарзана – и в первую же проведенную с ним ночь забеременела. А у нас с Сашей так не получилось. Наверное, Господь хотел, чтобы мы проверили свои чувства.

Бывало, я просыпалась ночью от тошноты и думала: «Вдруг я уже в положении?» Тут же будила Сашу, просила его съездить в аптеку за тестом – но результат был отрицательным… Как-то раз мы с любимым, отдыхая в Малайзии, специально поехали на озеро Беременной Девы. По преданию, в него окунулась женщина, мечтавшая о ребенке. Я тоже искупалась. В общем, мы испробовали все – и мистику в том числе. В итоге сработало.

На УЗИ сказали, что у нас будет девочка. Мы с Сашей оба мечтали о дочке. Удивительно, но даже в выборе имени для нее разногласий не было: назовем Лизой. Теперь, думая о ребенке, я уже мысленно обращаюсь к ней по имени.
Но если врачи ошиблись и родится мальчик, назовем его Германом.

По здоровью я – богатырь

Я согласна с утверждением, что беременность – это не болезнь, просто некое состояние, при котором есть ограничения. Например, нельзя прыгать, поднимать тяжести или, например, есть что хочется. Самой ужасной потерей для меня стал отказ от бани. Я обожаю попариться с веником.

Врачи говорят, что у меня «опасный возраст», постоянно перестраховываются, пугают осложнениями, которые могут возникнуть у ребенка только из-за того, что его мама – уже не юная девушка. В больницу теперь езжу, как на работу: то один анализ надо сдать, то другой, то третий... Слава богу, здоровье у меня богатырское, поэтому особых опасений и реальных поводов для тревоги у нас нет.

И все-таки я чувствую особенную ответственность за ребенка: чуть что кольнет – тут же к врачу. Хотя, может, это потому, что мы с мужем заплатили приличную сумму за ведение беременности, и я не чувствую неловкости, когда звоню доктору в любое время по любому поводу.

К счастью, самое сложное время – первый триместр – уже позади. Считается, что это период самых больших опасностей и волнений. Я старалась беречь себя, сбавила обороты в работе, перестала заниматься спортом и поэтому немного перебрала в весе. Сейчас у меня уже плюс 5 кг. Мне кажется, это много. Самое интересное, что тяги к вредным продуктам – конфетам и фастфуду – у меня нет. Я люблю простую пищу – колбаску, котлеты, салатики и булку с маслом. Но Саша заставляет меня есть черную икру – считается, что она полезна для беременных.

Каждое утро у меня начинается с пригоршни витаминов. Недавно я была в Германии и купила там комплекс для беременных. У нас, к сожалению, таких в продаже нет. Месячный курс стоит 58 евро. Теперь всем рекомендую этот замечательный «завтрак» из девяти таблеток,  где есть  все необходимое для ребенка.

Рожать я буду в Москве. Хотя друзья уговаривали меня ехать за границу – в Германию или Америку. Последний вариант интересен тем, что ребенок, рожденный в Штатах, автоматически получает американское гражданство. А я все-таки решила остаться в России. Наверное, виноват мой дурацкий патриотизм.

"Мы с Сашей постоянно вместе"

Эвелина Бледанс
Эвелина Бледанс
Фото: Сергей Миланский

На массаже я скрывала беременность

Моя дочь еще не родилась, но уже привыкает к косметологам и SPA-процедурам. Впрочем, из-за беременности мне кое от чего пришлось отказаться: например, нельзя делать уколы красоты. Недавно я записалась на курс в клинике «Платинентал». Сначала на лицо, животик и бедра мне нанесли гиалуроновую кислоту, которая полезна для кожи, а затем врач специальным прибором обогатил ее кислородом. Ощущения приятные – по телу словно бежит холодок. Надеюсь, Лизонька тоже получила удовольствие.

Еще я люблю тайский массаж, но беременным его не делают – сами тайцы боятся, видимо, у них на сей счет есть какие-то поверья. Поэтому я первое время скрывала, что нахожусь в положении.

Говорят, что беременным нельзя нажимать на некоторые точки на ногах. Мне на днях делали педикюр, и мастер говорит: «Я тебе аккуратненько все сделаю, давить не буду». Я удивилась: «Да ладно, я вчера на массаже попросила, чтобы мне посильнее ноги промяли, – и ничего не было». Главное, я поняла, не нужно бояться и сходить с ума. Если что-то хочется, надо делать.

В роддом прикатила, как бомж

Свою первую беременность я практически не помню. Меня ничего не тревожило, не было даже токсикоза. Я все время куда-то ездила – побыла у родителей в Ялте, пожила в Сибири, после перебралась в Одессу. Первый раз обратилась в больницу, когда уже пришло время рожать. Начались схватки, соседка вызвала «скорую помощь», в роддоме меня спросили: «Где ваши анализы?» А я их и не сдавала. В общем, прикатила, как бомж.

При этом уже тогда я считалась «старородящей»: своего сына я родила в 25 лет. Но все прошло легко! Я занималась спортом, поэтому у меня были сильные мышцы. Помню, мне нужно было упираться ногами в акушерок, но бедные женщины не могли меня удержать – все время куда-то отлетали.

Мой первенец – сын Коля – никогда не просил родить ему сестру или брата. Наверное, в малыше он видел конкурента. Надеюсь, теперь, когда он посмотрит на маленькую девочку, свою родственницу, в нем все-таки разыграются какие-то чувства.

Моя беременность никак не сказалась на жизни Коли – он уже давно живет отдельно, учится в престижной школе в Швейцарии. У него свои дела, интересы, девочки стали появляться. У сына не будет ощущения, что раньше мама была только его, а теперь приходится с кем-то делиться. Думаю, все это спасет нашу семью от детской ревности.