Яна рудковская с детьми. Андрей - в центре
Яна рудковская с детьми. Андрей - в центре
Фото: Starface.ru

В прошлом номере StarHit первым поздравил продюсера и бизнес-леди Яну Рудковскую с тем, что ее семья ждет пополнения. Казалось, последние месяцы они абсолютно счастливы: Яна и ее муж, фигурист Евгений Плющенко, стали появляться на публике с детьми Андреем и Колей, все четверо замечательно отдохнули на Сейшелах… Разглядывая снимки, на которых показана идиллия семьи Яны, 33-летняя Юлия Салтовец из кубанской станицы Северской не может сдержать слез: «Какое право она имеет на моего сына? Следить за собственным ребенком по журналам и светским новостям – такого и врагу не пожелаешь!» StarHit выслушал историю Юлии.

У тебя таких мужчин больше не будет

– Я познакомилась с Виктором Батуриным, когда мне было 20, – вспоминает Юлия Салтовец. – Незадолго до этого я окончила Краснодарский колледж культуры, переехала в Сочи. Устроилась танцовщицей в ночной клуб (по образованию я хореограф). Там-то и встретила Виктора Николаевича – у него на юге в те времена были финансовые интересы. Он подошел ко мне после выступления, мы поболтали о том о сем. Я тогда понятия не имела, что он бизнесмен, влиятельный человек. Мы стали встречаться. Батурин относился ко мне очень уважительно, ухаживал он красиво: катал на яхте, возил в Москву на спектакли в «Большой», угощал в ресторане моими любимыми раками. Без цветов на свидания ни разу не пришел… В общем, было ясно, что намерения у мужчины серьезные. Через полгода после знакомства Виктор Николаевич предложил мне выйти за него, я согласилась. Он купил в Сочи квартиру, оформил на меня бизнес – кофейню. Я уволилась из ночного клуба и стала вести дела. Мы договорились жить на два города – я осталась в Сочи, он работал в Москве, но приезжал при первой же возможности. Вскоре я забеременела. Мы с мужем чудесно встретили Новый, 2001 год, в январе  обвенчались в столице, а в феврале сыграли свадьбу. Кстати, мы до сих пор не развенчаны…

На свадьбе гуляла и Яна Рудковская. Витя представил нас друг другу, еще когда я работала в клубе: однажды пришел туда с компанией, среди них была и Яна. Позже выяснилось, что у нее салон красоты в том же здании, что и моя кофейня. Мы начали общаться – то я к ней запишусь на процедуры, то она ко мне на чай зайдет. Со временем я стала замечать, что, куда бы мы с Витей ни собрались, Рудковская тут как тут. Однажды в боулинг-клубе мама Яны Светлана Николаевна сказала: «Яночка, хорошо бы тебе такого мужа, как у Юли». Мне от этих слов как-то не по себе стало. И совсем скоро, когда я была уже на шестом месяце беременности, «добрые люди» донесли, что у Вити и Яны отношения. Я тут же подала на развод. То ли из-за моего состояния обида обострилась – меня тогда страшный токсикоз мучил, то ли по молодости не смогла простить измену. В общем, терпеть я не захотела, просто ушла в сторону. Виктор долго отговаривал – мол, Юля, не разводись, у тебя таких мужчин больше не будет. Но я не поддалась. Развели нас тихо – за квартиру в Сочи мне выплатили компенсацию 25 тыс. долларов, бизнес забрали. Но я не огорчалась, жила в предвкушении рождения малыша. Деньги ведь не главное, не мое – и ладно!

Я не понимала, что делаю

Среди гостей на торжестве была и Яна Рудковская
Среди гостей на торжестве была и Яна Рудковская
Фото: Личный архив Юлии Салтовец

– Я вернулась к родителям, в станицу Северская (это в 300 км от Сочи. – Прим. StarHit). Начала встречаться с мужчиной, которого давно знала, позднее он стал моим мужем. Для себя решила – рожу сына, и все будет в порядке. Вскоре позвонила Яна, поинтересовалась, что я планирую делать с малышом. Я отмахнулась – мол, пока не знаю. Но у меня даже в мыслях не было плохого! За день до родов к нам домой нагрянули следователи с обыском. Сказали, что кто-то обокрал сочинскую квартиру Яны. Я знала, что кража действительно была, но еще в феврале, то есть за полгода до этого. Воров нашли, дело закрыли. К чему было устраивать обыск? Я перенервничала, в ту же ночь начались схватки. В больнице мне сделали укол, чтобы я отдохнула, а утром 15 сентября родился Андрюшка. Мне было очень плохо, я долго отходила от наркоза. События последующих дней я помню как в тумане. 18 сентября приехал Виктор с цветами, спросил о здоровье ребенка... Потом меня вызвал врач, положил передо мной бумагу и ручку, сказал: «Пиши отказ». Мне было безумно страшно, я не понимала, что делаю, казалось, это происходит не со мной. Где-то в глубине души я надеялась, что это чья-то злая шутка… Помню, как моего малыша уносили по лестнице к выходу. Я рыдала, металась по коридору, выскочила на улицу, стала кричать…

Адвокат Юлии Татьяна Полозкова:
– Моя доверительница находилась в состоянии сильного эмоционального стресса. Отказ Юлии забрать ребенка из роддома означал, что она отказалась от прав родителя, в соответствии со статьей 69 Семейного кодекса РФ ее могли лишить родительских прав. Но сейчас эта отказная от ребенка уже не имеет юридической силы. Потому что у нас на руках есть свидетельство о рождении Андрея Батурина (оно выдано 18.09.2008 года отделом загс Северского района управления загс Краснодарского края), где в графе мать указана Юлия Ивановна Салтовец. Кроме того, существует Соглашение о проживании несовершеннолетнего ребенка от 20 ноября 2009 года, в котором это свидетельство признается единственным документом, подтверждающим рождение Андрея.

…После выписки я десять дней просто лежала, мама попала в больницу с сердечным приступом. Мне постоянно снился мой малыш. Я звонила Вите, умоляла вернуть сына, но он отвечал: «У него другая мама». Только через семь лет, когда начались тяжбы по поводу развода Батурина и Рудковской, я узнала, что Андрею давным-давно сделали новое свидетельство, в котором его мамой записана Яна Рудковская. 5 октября, через три недели после того, как мой мальчик появился на свет, Виктор женился на Яне, а 28 июня 2002 года она родила Колю. Все эти долгие семь лет я пыталась увидеть или хотя бы услышать сына. Звонила, умоляла отдать мне ребенка, просила просто передать ему гостинец от меня. Но меня уверяли, что Андрей ни в чем не нуждается. Если бы не дочка Полина, которая родилась 5 сентября 2002 года, я не знаю, как бы выдержала все эти годы. С ее папой мы развелись, теперь живем вчетвером – с Полинкой и родителями.

В сторонке глотала слезы

Юля с отцом и новорожденным Андрюшей
Юля с отцом и новорожденным Андрюшей
Фото: Личный архив Юлии Салтовец

– Ситуация с Андреем изменилась в 2008 году, когда Батурин и Рудковская подали на развод. Виктор Николаевич снова стал тем Витей, которого я знала когда-то, – понимающим, добрым. О его разводе я прочитала в СМИ, спустя некоторое время Виктор позвонил, предложил встретиться с ребенком, потом приехал в Северскую, мы пообщались. После развода Виктор по решению суда аннулировал свидетельство о рождении, где фигурировала Яна, и сделал новое, в котором матерью Андрея записали меня. Мы заключили мировое соглашение, где указали, что оба родителя имеют право участвовать в воспитании сына. Проживать он будет с отцом, я же могу видеть его в любое время.

Наша первая встреча до сих пор у меня перед глазами. До этого момента я видела моего мальчика лишь дважды. На открытке, которую Рудковская выпустила для рекламы своего магазина детских товаров, – ему там было всего 7 месяцев. И в тот день, когда я попыталась его разыскать, мне позвонили журналисты и сообщили, в какой школе учится Андрей. Охранник не подпустил меня близко, я стояла в  сторонке, смотрела на сына издалека и глотала слезы. И вот на следующий день после подписания мировой я наконец-то познакомилась с ним.

Это произошло дома у Виктора Николаевича. Он представил меня Андрею: «Юлия Ивановна». Я протянула руку, мы поздоровались, и я расплакалась. Едва поборола желание прижать его к себе, рассказать, кто я на самом деле! Но я должна была соблюдать уговор не травмировать ребенка. В тот же день мы все вместе, с Витей и детьми – Андрюшей, Полиной и Колей, – побывали в кино, Макдоналдсе, аквапарке. Я не знаю, как Андрюше объяснили наше с Полинкой появление, но он не удивился, мальчик очень воспитанный, скромный. Я ловила каждое его слово. Полинка сразу влилась в мужскую компанию – правда, Андрею и Коле нравятся активные игры, они могут и подраться в шутку, а она поспокойнее. С тех пор мы с дочкой ездили в Москву дважды в месяц.

Андрей привязан к папе, да и Виктор его обожает, это же его первенец. Витя стал отцом в 44 года. До того как Батурина взяли под стражу (в конце ноября 2011 года его задержали в рамках дела, возбужденного по ст. 30 и 159 ч. 4 «Покушение на мошенничество в особо крупном размере». – Прим. StarHit), Витя много делал для детей – они ходили в элитную школу, занимались спортом, путешествовали. О том, как они живут теперь, я могу только догадываться.

Бьюсь о глухую стену

Юля с сыном Анндреем Батуриным. Снимок сделан летом 2010 года
Юля с сыном Анндреем Батуриным. Снимок сделан летом 2010 года
Фото: Личный архив Юлии Салтовец

– Последний раз я видела сына в начале ноября 2011 года. Собиралась через недельку приехать снова – но Виктора Николаевича арестовали. Яна приехала в поселок Митино, где жили Батурины, и увезла Андрея с Колей.

Адвокат Татьяна Полозкова:

– Когда арестовали Батурина, Юля находилась за границей. В это время Яна Рудковская оформила над Андреем Батуриным опеку на основании Семейного кодекса, Закона «Об опеке». Хотя в этом случае органы опеки должны были в первую очередь обратиться к родной матери – к Юле. В соответствии с п. 5 ст. 148.1 Семейного кодекса РФ опекун не вправе препятствовать общению ребенка с его родителями и другими родственниками. И это второе нарушение, допущенное в отношении Андрея.


Я звонила Яне, просила отдать сына, но она была категорична. Вот одна из SMS от нее: «Ты никогда не была его матерью, я найму охрану, и ты больше не подойдешь к нему». Она писала, чтобы я не надеялась выжать с нее денег. Но мне ничего не нужно, я просто хочу, чтобы сын жил со мной. А потом Яна и вовсе перестала отвечать на мои звонки.

Адвокат Татьяна Полозкова:

– В январе 2012 года мы подготовили письменные обращения к руководителю окружного управления департамента семейной и молодежной политики по Центральному административному округу Москвы и к руководителю центра окружного управления департамента образования Москвы. Просили разобраться с ситуацией по оформлению опеки над Андреем Батуриным. Приложили нотариально удостоверенные копии документов, подтверждающих, что Юля – мать Андрея, что у нее есть все соответствующие права. Ответа не получили до сих пор.

Я будто бы билась о стену. От отчаяния стала названивать по телефону Андрея, этот номер у меня давно, но раньше я им не пользовалась, ведь сын не носил мобильный с собой. Незнакомый мужчина грубо сказал, чтобы я больше не звонила, мол, это номер чужой. И все же я верю, что однажды найду Андрея и все расскажу. Правда, я не уверена, что мой мальчик до сих пор ни о чем не догадывается. Однажды  охранник проговорился мне, будто Андрей в курсе, кто его мама. Не знаю, так ли это. Насколько мне известно, он вообще никого не называет мамой – ни Яну, ни Илону (Образцова, жена Виктора Батурина, мама его трехлетней дочери Тамары. – Прим.  StarHit).
В Библии сказано, что надо прощать обиды. Я очень стараюсь. Недавно я узнала, что Яна ждет ребенка, – дай Бог здоровья и счастья ей и ее малышу, пусть у них все сложится так, как она хочет. Но пусть Яна не берет чужого. Искренне верю, что, если у человека все хорошо, он не станет делать зло другим.

«Юле надо идти в церковь...»

На прошлой неделе в студии программы «Пусть говорят» записывали эфир «Кто настоящая мать сына Рудковской?». Мы публикуем мнения героев передачи об этой непростой истории и Юлии Салтовец.

Яна Рудковская:

– 11 лет назад <…> она отказалась от ребенка в роддоме. <…> Отказ от ребенка – это большое преступление <…> перед Богом. <…> Я знаю, что за то, что она отказалась, она получила деньги. Получила квартиру от Батурина. <…> И ребенком она не занимается, живет постоянно в Испании, <…> занимается древнейшей профессией и соответственно работает в стриптизе. <...> Вот как она себе представляет, что <…> она приедет, я Андрюшу соберу, упакую ему всю его брендовую одежду, iPod, iPhone отдам, <…> скажу: «Ну все, Андрюша, иди, это твоя мама». Как вот она себе представляет это, а? Женщина с таким аморальным прошлым и настоящим в стриптизных туфлях будет воспитывать этого ребенка? <…>
До 2009 года Андрей не знал вообще о том, что я не его мама. И вдруг звонит человек, который требует от меня, чтобы я отдала ребенка. С какой стати? Ребенок не игрушка. Тебя не было в его жизни 10 с половиной лет. Он тебя не знает. <…> И я объясняла Юле, что у ребенка нет денег, Виктор Николаевич – банкрот. Она надеется, что у ребенка будет какое-то наследство, <…> она на него сможет претендовать. Сейчас, когда Виктор находится в следственном изоляторе, я единственный опекун. Причем ребенок это попросил сам: «Я хочу, чтобы я проживал с моей мамой Яной Рудковской и с моим братиком». Я не разделяю ни Андрея, ни Колю и всегда боролась за двоих детей. <…> Надо идти в церковь, к батюшке <…> исповедаться и начать жизнь, Юля, тебе с чистого листа. <…> Если раньше к тебе было сострадание, сейчас вот эта жажда денег и наживы <…> толкает только на то, чтобы пожелать тебе все-таки поменяться и заботиться о своем ребенке, о Полине <…> и перестать лезть в чужую жизнь, к которой ты не имеешь никакого отношения.

Валерий Ивахнов, бывший муж Юлии, отец ее дочери Полины (в сентябре 2008 года сидел в тюрьме),выдвинул свою версию того, почему Салтовец подписала отказ от ребенка: – Отдала, чтобы Батурин выпустил меня.

Адвокат Виктора Батурина озвучил мнение Виктора Николаевича:
– Он хотел, чтобы <…> Андрей проживал с Илоной (жена Виктора Батурина. – Прим. ), а Юля переехала жить в Москву или Московскую область. <…> И он готов даже материально помочь, спонсировать переезд. <…>

Елена Тютчева, классный руководитель Андрея и Николая Батуриных:

– Я получила этих мальчишек в декабре, они пришли ко мне в класс. Коля очень активный, быстро вписался в коллектив. Андрей был другой, замкнутый, и такое ощущение было, что он переживает вот эту всю ситуацию, он ни разу не поднимал на меня глаза в течение двух недель. <…> И за полгода, которые Андрюша был в школе (и переехал жить к Яне Рудковской после того, как отца взяли под стражу. – Прим. StarHit), он расцвел. Пошел в футбольную секцию, он защищал честь нашей школы на шахматном турнире. <…>

Валерия Михайлова, представитель органов опеки Пресненского района города Москвы:

– Основания для назначения опеки были такие, что отец находится в следственном изоляторе, а мать в 2001 году отказалась от ребенка, написав заявление в родильном доме. <…> Появилась возможность маме (имеется в виду Рудковская. – Прим. StarHit) общаться с детьми, и первое, что она сделала на следующий день после того, как отец был заключен под стражу, пришла в органы опеки по месту жительства этих детей и написала заявление. <…> И мы установили эту опеку на основании документов, которые нам были предоставлены. <…>

Ирина Вихрова, уполномоченный по правам человека:

– В народе говорят: «Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил да добру научил…» Я хочу сказать, что одна мать – хорошо, а две – еще лучше. Почему бы вдвоем не воспитывать этого замечательного ребенка, у него же дефицит общения. Какая разница, какие документы, как все это оформлено. <…>
Зачем ждать, пока ребенок вырастет, его же воспитывать надо. <…>