Ксения Собчак на "Пионерских чтениях"
Ксения Собчак на "Пионерских чтениях" // Фото: Starface

Сначала в связи с выступлением на «Нике»: будучи ведущей киноцеремонии, она задала вопрос актрисе и создателю фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой: стала бы та поддерживать Путина, если бы не занималась благотворительностью? И была освистана, а потом многократно обругана противниками и не меньше вознесена на пьедестал сторонниками. В пятницу Собчак прибыла в Астрахань, где уже месяц голодают 20 человек, считающих, что результаты выборов мэра  сфальсифицированы. Ксения приехала с группой поддержки, которую сагитировала в своем Twitter, и купила всем билеты за свой счет.

Ксения, ваш вопрос на «Нике» был экспромтом или вы приготовились заранее? В начале выступления вы же сказали залу: скучно не будет, я постараюсь не обмануть ваших ожиданий…

– Я ничего не планировала. Это была моя реакция на непонятный пассаж Миронова (актер назвал блогеров «бездельниками, авантюристами и просто ублюдками». – Прим. StarHit), а вначале я отсылала к тому, что будут шутки, которые я обычно готовлю к эфиру, – про «Ералаш», еще про что-то.

– Одно из обвинений в ваш адрес, что в отличие от Хаматовой Собчак сама никому не помогает…

– Я достаточно много помогаю, просто не считаю корректным об этом говорить! Организация поездки сочувствующих в Астрахань – это тоже помощь. Люди не могут поехать, но хотят поддержать. На данный момент едут 45 человек (на вечер четверга, когда состоялось интервью. – Прим. StarHit). Я могу себе позволить купить им билеты – я хорошо зарабатываю, и сейчас это важнее, чем потратить деньги на шмотки. Нужно поднимать уровень сознательности и активности граждан!

***
Сегодня словосочетанием «Собчак на митинге» мало кого удивишь. Она была на Болотной площади, выступала на проспекте Сахарова, стояла в цепочке акции «Большой белый круг» на Садовом. Бессменная ведущая «Дома-2» сегодня берет интервью у сына Михаила Ходорковского в программе «Собчак живьем», которую можно увидеть на канале «Дождь». Обсуждает злободневные темы в «Госдепе-2» – от этого ток-шоу в последний момент отказался канал MTV, поэтому пришлось уйти в Интернет. Вчерашняя «блондинка в шоколаде» записывает с Васей Обломовым и Леонидом Парфеновым песню «Пока, Медвед!».

– Почему вы, человек, еще недавно далекий от политики, оказались в ее эпицентре?

– Потому что мне стало не все равно, что происходит вокруг. Я поняла, что если так будет происходить и дальше, то через несколько лет в этой стране не останется ни одного деятельного, креативного человека, который создает новую парадигму реальности. Даже при развале Союза не было такой эмиграции, как сейчас! А я не хочу уезжать из этой страны. Мне кажется, что мы столько лет жили в абсолютном цинизме, понимая, что живем в цинизме. Отвратительная коррупция
достала всех настолько, что наступил перелом. Приходит время новых людей и новых ценностей. Лично я это ощущаю.

– Как вам удается быть своей и в светской тусовке, и в обществе крутых бизнесменов, и в кружке революционеров?

– Я не общаюсь с кружками и с тусовками, я общаюсь с людьми – интересными, порядочными, яркими личностями. Они могут быть из совершенно разных областей. Я горжусь тем, что у меня действительно много друзей. У меня в личной жизни по-разному складывается, но друзей у меня много. Для меня это как якорь, за который я держусь. Я считаю, что умею дружить.

– Вы готовы к тому, что от вас кто-то отвернется?  

– Для меня важнее моя позиция – я не перестану общаться из-за политических соображений. Я могу перестать общаться, если человек совершил подлость. Как, например, с Тиной Канделаки, которая подписала письмо, поддерживающее приговор Михаилу Ходорковскому.

***

В начале апреля она читала двухчасовую лекцию «Человек и бренд – Ксения Собчак».  Зал Дома архитектора на 400 мест был забит до отказа, хотя билет стоит порядка 2000 рублей. Кстати, Ксения сразу предупредила, что весь сбор отдаст на лечение экс-министра здравоохранения Юрия Шевченко. Тогда она поделилась секретом успеха: максимальный охват аудитории за счет участия в самых разных проектах. Главное – чтобы имя не было привязано к чему-то одному. Ксения гордится тем, что ее бренд работает на протяжении 10 лет и вполне успешен.

– Вы не боитесь, что ваша гражданская позиция больно ударит по бренду «Ксения Собчак»?

– Это уже повлияло, даже поразительно – насколько быстро. Первыми ушли корпоративы. Меня теперь боятся приглашать: мало ли, как это отразится на бизнесе? Но для меня это был осознанный выбор. Выходя на площадь, я понимала, что меня не будут приглашать на федеральные каналы. Но я также понимала, что нельзя бесконечно эксплуатировать себя только ради денег и собственного успеха. Мне захотелось сделать то, что я считаю правильным. И, сделав этот шаг, я почувствовала себя очень счастливым и главное – очень нужным человеком. Я всегда к этому стремилась! Мне кажется, я даже лучше стала выглядеть, стала энергичнее, хотя сплю намного меньше.

***
История имеет обыкновение повторяться. В 1991 году Анатолий Собчак стал одним из лидеров революции, спустя двадцать лет его дочь примкнула к тем, кто хочет в стране перемен.

– Ксения, многие недоумевают: почему Собчак, чью семью после смерти ее отца опекал Путин, выступает против власти?

– Меня лично никто никогда не опекал. Если вас интересует, поддерживал ли меня и мои проекты Путин финансово, отвечаю – нет. И его телефона у меня нет. Мы не общаемся, а последний раз мы виделись на годовщине смерти моего отца в 2010 году.

– Если бы отец был жив, что бы он вам сказал?

– Не знаю, что сказал бы, но точно знаю, что был бы рядом со мной – и на проспекте Сахарова, и в Астрахани.