По великим праздникам не работаю

Иван уже два года как язвительный доктор Быков из сериала «Интерны» на ТНТ. Но для иных 45-летний Охлобыстин прежде всего священнослужитель. И сам отец Иоанн считает себя не «бывшим» священником, а просто отлученным от служения на время. «Я об этом попросил, чтобы не искушать людей, – объясняет Иван. – Потому что в кино снимаюсь, а экранный образ и реального человека часто смешивают. Но когда-нибудь я вернусь к ним, к моим бабушкам...»
Иван уже два года как язвительный доктор Быков из сериала «Интерны» на ТНТ. Но для иных 45-летний Охлобыстин прежде всего священнослужитель. И сам отец Иоанн считает себя не «бывшим» священником, а просто отлученным от служения на время. «Я об этом попросил, чтобы не искушать людей, – объясняет Иван. – Потому что в кино снимаюсь, а экранный образ и реального человека часто смешивают. Но когда-нибудь я вернусь к ним, к моим бабушкам...» // Фото: Сергей Джевахашвили

— Иван, соблюдаете Великий пост?

— Да, это несложно. Наоборот, обычно ешь, что Бог дал, а в пост начинаешь придумывать что-то поинтереснее. Оксанку тут научили делать сицилийские макароны: выкладываешь баночку томатной пасты в глубокую сковородку, туда же режешь чеснок, добавляешь воды и варишь в этом длинные макароны. Очень вкусно!

— Сейчас многие постятся, чтобы похудеть. Неужели так можно? Разве не нужно обязательно верить и соблюдать церковные обряды?

— К вопросам веры неприменимо слово «нужно». Точнее сказать — желательно. Это так же, как в любви — нельзя женить просто потому, что люди подходят друг другу биологически.

— Традиция отмечать православную Пасху в семьях сохранялась даже в самые атеистические времена. А как это делать правильно?

— Начинать нужно заранее… Точнее — желательно заранее! В первые четыре дня Великого поста в храмах во время вечернего богослужения читается по частям Великий покаянный канон Андрея Критского. А в четверг пятой седмицы поста на утренней службе он читается целиком. Словами этого древнего святого мы признаемся в том, что несовершенны, в поэтической форме говорим о нашей любви к Богу. Потом в четверг — Соборование. Принято считать, что обряд проводят перед смертью, но это ерунда, не в том его мистический смысл. Читается молитва, затем семь священников (в небольших храмах их может быть меньше) идут и помазывают освященным маслом поочередно всех, кто пришел собороваться. Если ты прошел этот обряд, тебе отпускаются те грехи, которые ты не считаешь за таковые, но они влияют на твою жизнь. Ты исповедуешься в них, даже не понимая этого. Осознаешь, что они есть, – значит, контролируешь.

— Как обычно проходит ваше семейное пасхальное воскресенье?

— Это тот редкий случай, когда я с семьей целый день. Обычно у нас — «семь поцелуев утром, семь поцелуев вечером»: поцеловал жену, шестерых детей и уехал на работу до ночи. Но я в договор везде воткнул, что в великие религиозные праздники не работаю! А если не удается договориться, просто сам ухожу. Скандалят, но что поделаешь... На Пасху праздничный стол накрывает Оксанка вместе с дочками. У нас теперь получше стало с жилплощадью, не то что раньше — 48 квадратных метров на восьмерых (Московское правительство сдало Охлобыстиным в аренду таунхаус в Троице-Лыково до тех пор, пока младшему сыну Савве не исполнится 18 лет. — Прим. StarHit). Теперь мы можем принять всех старинных друзей, поэтому много куличей печем и яиц красим.

Вера что цемент

В первой серии нового сезона «Интернов» доктор Быков и его коллеги переместились в ХIХ век
В первой серии нового сезона «Интернов» доктор Быков и его коллеги переместились в ХIХ век // Фото: Пресс-служба телеканала ТНТ

— Иван, если человек хочет обратиться к вере, что ему нужно  сделать?

— Просто прийти в церковь. Господь прост, и нам нужно быть таковыми. Если человек чего-то не знает, он направляется туда, где это знают. Приходит в церковь, а там уже достаточно посмотреть по сторонам, тебе объяснят все, что требуется. А остальное возникает по ходу. Невозможно рассказать на словах, что ты эмоционально получаешь в церкви. Нечеловеческий восторг глубинного свойства, который выше любого понимания, появляется через месяц, может быть. И тогда ты начинаешь осознавать, почему люди столько лет ходят в церковь.

— А если в храме на тебя косо смотрят оттого, что ты не то и не так делаешь?

— На тебя шикают старушки, но это ничего не значит. Ты можешь впадать в искушение, ну так это и на работе бывает, и вообще свойственно человеку. Вот если ты преодолеваешь это, то уже идешь правильным путем. Надо преодолевать. Мы же на работе миримся с разными людьми, волей-неволей приходится к коллективу привыкать. И здесь так же.

— А вы когда к вере пришли?

— Когда встретил Оксанку и задумался о том, что мы должны быть одной семьей. Никакой мистики. Здоровые житейские соображения привели меня к тому, что цементирующим моментом в наших отношениях должна стать вера, чтобы не взбрыкнуть из-за пустяка и все не нарушить.

— Были такие моменты?

— Особо не было, но мы – два самостоятельных человека, оба люди сложные. Я люблю Оксану со всеми плюсами и минусами, такой, какая она есть, и ни в коем случае не хочу ее подавлять. Нельзя любить лес только весной и на рассвете, лес нужно любить также зимой и на закате. Мы часто не согласны друг с другом, поругиваемся, но у нас дальше злобного тявканья не доходит. Разногласия не приводят к ужасным результатам, потому что есть залог стабильности нашей семьи. Мы и детей так воспитываем, таскаем их в церковь.

— Как часто можно водить детей в церковь?

— Чем больше водишь ребенка в церковь, тем стабильнее у него психика. Потому что это система, а любая система приводит к стабилизации, это даже с точки зрения психиатрии понятно! Как вешки на дороге, которые указывают путь.

— Но и в церкви сейчас не все так ладно!

— Не надо смотреть по верхам. Сейчас принято все критиковать, столичных попов – за роскошь, за дорогие машины. Люди не понимают, что человек, вылезающий из «майбаха» в подряснике монаха, может быть по уровню равен генералу. А генерал не должен ездить на «Жигулях», ему следует думать не о том, что попа болит, а о том, чтобы люди не погибли. Да, как и у любого общественного института, у церкви есть перегибы. Но наше ли это дело?

Мне было знамение

— Иван, а вы верите в чудодейственную силу святых мест?

— Верю. Мы периодически ездим в Петербург, в часовню Ксении Петербуржской. Несколько раз она нам помогла вылезти из серьезных неприятностей, финансовых затруднений глобальных. У каждого священника есть интуиция, пусть даже такого стремного и запретного, как я. Что касается чуда как такового… Мы ехали недавно в Новосибирск, остановились в пути подышать воздухом. Я фотографирую лес на телефон и вижу – точечка между деревьев. Сначала подумал, что это солнышко, отблик. Дальше точечка начинает подниматься, увеличивается… Потом в гостинице я стал рассматривать кадры – да это оформленный предмет! Он прямоугольной формы, и на нем  видно изображение, похожее на образ Пресвятой Богородицы «Знамение». Я хорошо это знаю, потому что иконописью занимался.

— Иван, но вы же прагматичный человек!

— Я рационален – я же из семьи военного хирурга. И в то же время могу поверить, что это было чудо. Может быть, доброе знамение. Как-то сама собой возникла идея – может, в губернаторы пойти?

— Вы серьезно?

— А что? Мои корни под Красноярском, Оксанка тоже из Сибири. Тут наши предки горбатились. И вообще Сибирь Москву кормит. Осталось дождаться, чтобы должность губернатора опять сделали выборной.

— Уверены, что за вами пойдут?

– Единственный доступ к сердцу человека — открыть собственное сердце. Тогда можно делиться сокровенным, не стесняясь позора. Это очень близко к христианству.

Смотрите сериал «ИНТЕРНЫ» на канале ТНТ по будням вечером