Ведь написание диплома на факультете журналистики МГУ совпало для меня со стажировкой в Америке, куда завкафедрой телевидения хотел послать своего
протеже. В решающий момент, когда я сбился под сердитыми взглядами завкафедрой, встал наш декан Ясен Засурский и меня поддержал. Сегодня, когда журфак МГУ празднует «бриллиантовый» юбилей, его президент Ясен Николаевич Засурский встречает меня у кабинета. В свои 82 года Засурский в курсе всех
факультетских дел. Читает лекции студентам, работает с аспирантами, помогал нынешнему декану Елене Вартановой достроить новую телестудию Учебного центра.
Пока я восхищаюсь возможностями навороченной студии, Ясен Николаевич объясняет, что теперь на факультете будут готовить универсальных журналистов. «Мне кажется, Андрей, что сейчас печатные и электронные СМИ соединяются в один
комплекс». Кстати, сам президент журфака с Интернетом на ты. Американские и английские газеты давно читает только с монитора.

– Внук помогает осваивать компьютерные программы? (Иван Засурский возглавляет кафедру новых медиа и теории коммуникации.)

«Нет, сам разбираюсь», – улыбается профессор, а я думаю, что и нас, выпускников журфака разных лет, он учил докапываться до сути: Анну Политковскую, Владислава Листьева, Виталия Игнатенко, Киру Прошутинскую, Таню Миткову, Эрнеста
Мацкявичюса, Дмитрия Быкова, Марианну Максимовскую, Евгения Ревенко, Бориса Бермана, Андрея Колесникова.

– Я помню, когда программу Андрея Колесникова «Нереальная политика» с участием вашей студентки Веры Кичановой сняли с эфира НТВ.

– Вера очень смелая, активная девушка, но чересчур стремится к эпатажу. А в умении видеть и отражать факты в первую очередь нужна добросовестность, которой пока нет. Сейчас Вера совмещает учебу с работой независимого  муниципального депутата. Поживем – увидим, что получится. У нас на факультете учится много талантливых ребят.

– Вы по-прежнему считаете главными качествами журналиста любопытство и умение сомневаться?

– Ничто не принимать на веру – альфа и омега нашей профессии.

– Константин Эрнст сейчас снимает фильм о Юрии Гагарине, и у редакторов «Первого канала» есть письмо от человека, который утверждает, что первый космонавт жив и сейчас находится в Сибири, в психиатрической больнице.

– То, что Гагарин погиб в авиакатастрофе, – факт неоспоримый, Андрей. Другое дело – подробности той катастрофы. Мне, например, сын Микояна, летчик-испытатель, рассказывал историю, которая отличалась от данных официального расследования.

– Ясен Николаевич, вы лично знаете многих знаменитостей, встречались с Джоном Апдайком, Куртом Воннегутом, Артуром Миллером, разговаривали с выдающимися мировыми политиками.  Кого из них можно считать символом эпохи?

– Михаила Горбачева. В отличие от предшественников он всегда откровенно говорил с народом, поэтому сделал нас немножко честнее. Горбачев добился, чтобы на Западе с уважением относились к современной России. Кстати, Михаил Сергеевич тоже ведь у нас, в МГУ, учился, только на юридическом.

– Вы известный американист, кто из ныне живущих прозаиков США кажется вам наиболее интересным?

– Джон Ирвинг. Особенно его романы «Правила виноделов» и «Отель «Нью-Гэмпшир».

– И теперь представьте, что вы в гостях у Владимира Познера, который заканчивает свою программу вопросом из анкеты Марселя Пруста: «Если не собой, то кем вам
хотелось бы быть?»

– Врачом, как моя мама. Очень хорошее дело.

305 092

После смерти Александра Градского вскрылись его долги

Александр Градский скоропостижно скончался 28 ноября. После смерти мэтра выяснилось, что он оставил после себя не только многомиллионное наследство, но и долги. Адвокат рассказал, кому теперь предстоит оплатить счета за музыканта.
читать статью полностью