Семинарист Хома Брут (Игорь Скрипко) еще не знает, что его ждет
Семинарист Хома Брут (Игорь Скрипко) еще не знает, что его ждет

Режиссер-постановщик Николай Покотыло, художник по костюмам Вячеслав Окунев и композитор Евгений Загот не даром едят свой хлеб, в данном случае — украинский каравай. Вышло драматично, музыкально ярко и современно.

Исполнитель главной роли Игорь Скрипко рассказал «СтарХиту», как попал на самый таинственный проект осени... «Из всех мюзиклов наш — самый мистический, и это не просто слоган на афише. Иногда на репетициях казалось, что сам Николай Васильевич сидит в уголке и наблюдает, поправляет, ведет. А в какие-то моменты становилось по-настоящему страшно, но не за сам проект, потому что, я уверен — нас ждет большое будущее, а от осознания некой могучей силы рядом. Повесть «ВИЙ» наполнена фэнтези-историями, которые сегодня очень актуальны. Это не просто хоррор про восстающую из гроба девушку и главный ужастик школьной программы по литературе. Великий автор вместе с нами ищет ответы на вечные вопросы. Вера и покаяние, человеческая несостоятельность, социальное неравенство, любовь. Да, думаю, и об этом написано между строк. Поэтому Гоголя мы не подвели, наш мюзикл не только разудалые песни и пляски.

На репетиции мюзикла в культурном центре «Москвич»
На репетиции мюзикла в культурном центре «Москвич»

Моя история попадания в «ВИЙ» не простая. В мюзиклах я занят много, с детства очень люблю петь. Но я совсем не гонюсь за тем, чтобы играть в этом жанре как можно больше, скорее, мечтаю о серьезной драматической роли. Летом, когда у меня был затяжной период депрессии и внутреннего беспокойства, я впервые в своей жизни решил обратиться к ясновидящей. Долго выбирал и через знакомых после месяца в очереди пришел к одной серьезной провидице. После рассказа обо мне я спросил, будет ли проект который поднимет мой жизненный тонус? «Такой проект появится в августе» — ответила она и добавила, что эта работа принесет не только финансовое благополучие, но и изменит меня изнутри. Я подумал — поменять свое мировоззрение? Как интересно! И был убежден, что, наверняка, позовут в кино или на телевидение, потому что буквально на следующий день началась череда проб. Недели две я ходил по разным интересным сериалам, как вдруг мне позвонили и пригласили на встречу. Мюзикл «ВИЙ» уже репетировался, мне предназначалась другая роль, но потом поменялся режиссер, и все поменялось. Так я стал Хомой Брутом, и очень рад, что этот образ появился в моей актерской копилке. В него вложено столько энергии, сил, и я там реально поднимаюсь над сценой!

Игорю Скрипко пришлось преодолеть давний страх высоты
Игорю Скрипко пришлось преодолеть давний страх высоты

Почему-то именно мне, человеку дико боящемуся высоты, предназначалось сыграть персонаж, летающий на тросах. Я карабкаюcь по высоченным конструкциям. К тому же декорация решена как стремительно вращающийся круг, и я постоянно оказываюсь в эпицентре вихря, некой воронки, из которой уже не можешь выбраться. Достоевский говорил, что счастье покупается страданием. Я проделал большую работу по преодолению себя, но, наверное, только так можно чего-то добиться. И низкий поклон команде, в которую я попал. Наша труппа невероятно сплоченная, что бывает нечасто. Фантастический Дима Савин, мы по очереди выходим на сцену, и я ему бесконечно благодарен. Дима уже играл Хому Брута в Новосибирском музыкальном театре, был номинирован и получил «Золотую маску», в материале он гораздо больше, чем я, но партнерски и с очень большим тактом мне помогает и поддерживает. Стас Мошкин — уникальный тембр его голоса —украшение мюзикла. Мои невероятные, просто огненные Панночки. Анастасия Макеева — очень скромная в жизни, большой трудоголик. Она сдвинула график и ночами прилетала, чтобы успеть на репетиции. Даша Бурлюкало — такая эффектная, изломанная, словно кинодива. Теона Дольникова — профессионал экстра-класса. Она присоединится к нам в ноябре. Мне даже играть ничего с ними не надо. В сцене, где восстают из гроба, глаза такие — аж искры летят! Но главное — нас объединяет музыка. Очень разная. В ней слышатся отголоски из Шнитке, гуцульской баллады, казахских напевов, аккорды плясовой — все это магически перемешано и действует на подсознание. Евгению Заготу удалось создать атмосферу музыкальной фантасмагории. Как будто нас вместе со зрителями закрыли, и мы погрузились в потусторонний мир».

Панночка —  Анастасия Макеева
Панночка — Анастасия Макеева
На репетициях казалось, что в зрительном зале сидит сам Гоголь
На репетициях казалось, что в зрительном зале сидит сам Гоголь
Повесть «ВИЙ» наполнена фэнтези-историями, которые сегодня очень актуальны
Повесть «ВИЙ» наполнена фэнтези-историями, которые сегодня очень актуальны

Фото: Юрий Ядров, Юлия Губина, Марина Тарасова, Григорий Надток