В июне прошлого года по вине Михаила Ефремова погиб человек. Актер, находясь за рулем джипа, вылетел на встречную полосу на Смоленской площади и врезался в фургон доставки — от полученных травм курьер Сергей Захаров скончался.

Если бы не ужасный фарс, в который превратился суд первой инстанции, вряд ли сегодняшнее слушание вообще бы состоялось. Обычно участники подобных ДТП, сотрудничающие со следствием и готовые помогать потерпевшим, получают 4-5 лет лишения свободы. А учитывая личность и заслуги Ефремова, для него все точно могло бы закончиться условным сроком.

Однако, возникший в деле Эльман Пашаев тогда полностью перевернул ход процесса. Михаила же, который пошел на поводу у защитника, приговорили к 8 годам колонии общего режима, которые на апелляции превратились в 7,5. Почти год актер уже отсидел в ИК-4 под Белгородом. Он быстро завоевал уважение среди заключенных, плюс сразу отказался от облегченной работы в библиотеке и трудится на швейном производстве — вставляет замки в молнии защитных костюмов.

Сегодня его адвокаты Петр Хархорин и Роман Филиппов снова обжалуют приговор, пытаясь добиться снижения срока наказания и изменения меры пресечения на колонию-поселение. И защитники, и близкие артиста убеждены: он искренне раскаялся в произошедшем и заслуживает снисхождения. «Михаил стал намного серьезнее, к нему пришло покаяние — по-настоящему. Это уже внутреннее такое чувство. Когда мы касаемся в разговорах последствий аварии, ему тяжело на эту тему говорить. Считаю, что положительных изменений очень много», — комментировал ранее «СтарХиту» Хархорин.

не пропуститеАдвокат Ефремова: «Михаил раскаялся, просил прощения, возместил иски. Что еще надо? Ползти на коленях?»

В кассации юристы также делают упор на то, что вместо ремня безопасности погибший использовал заглушку — и данный факт не был учтен на апелляции. А ведь, пристегнись он должным образом, — с большой долей вероятности мог остаться жив. И тогда события разворачивались бы для всех, включая Ефремова, совершенно иначе.

«СтарХит» ведет онлайн-трансляцию из зала суда.

9:50 К суду подъехали защитники потерпевших — вдову Сергея Захарова Маргариту, его брата Валерия и сына Валерия по-прежнему представляют Александр Добровинский, на данный момент лишенный адвокатского статуса, Ирина Хайруллина и Анна Бутырина. В своих отзывах на кассацию они выступили против смягчения приговора актеру. Добровинский считает, что у Ефремова недостаточно оснований для уменьшения срока или перевода в колонию-поселение.

10:10 Приехали адвокаты Ефремова — Роман Филиппов и Петр Хархорин. Последний только накануне вернулся из Белгородской области, где навещал подзащитного в колонии и готовил его к кассации. «Михаил волновался уже гораздо меньше, — отметил Петр Александрович после вчерашней встречи. — Но, конечно, он переживает, все-таки решается его судьба».

10:30 Судьи объявили о начале заседания по рассмотрению кассационных жалоб. Потерпевшие не явились. Отказались от участия в заседании, просили рассмотреть жалобы в их отсутствие.

По видеосвязи к слушанию подключили 57-летнего Михаила Ефремова, он в отличие от остальных участников слушания стоит. Актер одет в темную униформу и кепку, в маске, коротко подстрижен по правилам колонии, выглядит сильно похудевшим. Некоторое время назад звездный арестант пережил сильнейший приступ аллергии на цветение, был вынужден непрерывно делать ингаляции и принимать лекарства. «Что касается здоровья, сейчас стало получше — в августе у Михаила была сезонная аллергия, сил не хватало даже подняться на второй этаж. Но в колонии хорошая медчасть и врачи, он получал все необходимые препараты», — рассказывал «СтарХиту» его адвокат Петр Хархорин.

10:32 Артиста спросили, устраивает ли его качество видеосвязи. Ответил, что устраивает. Покашливает. Рядом с ним находится белгородский адвокат Юрий Падалко (он известен тем, что принимал участие в суде футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина). У Ефремова также поинтересовались, не против ли он проведения видеосъемки на слушании, на что тот отреагировал: «Не возражаю, уважаемый суд».

10:36 Представитель Михаила Петр Хархорин предупредил, что у него после перенесенного ковида ослаб слух, пересел ближе к судьям. Заявляет ходатайства: положительная характеристика из колонии, справка о состоянии здоровья Ефремова, где обозначены заболевания, «которые никуда не делись», а также платежку: «Нам предъявляют претензии по поводу возмещения ущерба. Вот документ о том, что возмещена часть вреда за машину».

не пропуститеСидевший с Ефремовым в колонии: «Миша похудел так, что вещи перешивали. Но за работой шутит и учит зэков»

Также предоставил петицию от известных людей, коллег Михаила Олеговича, которые поставили свои 46 подписей за то, чтобы смягчить наказание артисту. Просит приобщить документы к делу.

10:40 Передали ходатайства представителям потерпевших. Добровинский усомнился в подлинности подписей артистов — мол, документ не заверен, «откуда мы можем знать, что это именно те самые люди». Хархорин пояснил, что любой из подписавшихся подтвердит свою подпись, и они не посчитали нужным заверять каждую нотариально. Добровинский настаивает на том, чтобы не приобщать документ: «Вы говорите, что люди в списке настолько известные, что они не требуют подтверждения. Но закон един для всех». Остальные адвокаты потерпевших оставляют решение на усмотрение суда. Но отмечают, что на справке о состоянии здоровья Михаила Олеговича не проставлена дата, мол, непонятно, когда она дана.

10:55 Судьи удовлетворяют ходатайства частично. Приобщают медицинскую справку и характеристику. «В части платежки и петиции от публичных лиц — отказать, так как нет возможности установить сейчас всех подписавшихся», — говорит судья.

10:58 Роман Филиппов, адвокат Михаила, заявляет документ о возмещении сыну погибшего судебных издержек. Ефремов поддерживает ходатайство.

11:05 Судья зачитывает тексты кассационных жалоб, в которых перечислены смягчающие обстоятельства. В них адвокаты просят отменить апелляционное решение суда и вернуть дело на новое рассмотрение. Хархорин поясняет, что это позволит детально изучить доводы защиты, что впоследствии, возможно, существенно повлияет на срок.

11:10 Также Петр Александрович говорит о состоянии здоровья подзащитного: «Сейчас он выглядит уже получше, но, когда я был у него в прошлый раз, в августе, на него страшно было смотреть. Не выдержит он 7,5 лет в таких условиях».

«А теперь к уголовно-процессуальным нарушениям, — переходит к главному пункту кассации адвокат актера. — Все сводится к тому, был ли Захаров пристегнут ремнем безопасности. Все повреждения говорят о том, что не был. Текст нашей жалобы на апелляции был рассмотрен с серьезными нарушениями, фотографии вообще не были приняты. Нам не дали возможность эффективно защищать Ефремова. Не надо отменять приговор, мы просим отменить решение апелляционной инстанции и детально исследовать все доказательства».

11:43 Михаил Ефремов выступил с речью, в которой попросил судей о снисхождении и милосердии. Приводим текст полностью:

«Уважаемый суд! Моя жизнь дала трещину в 2019 году. Сначала долго болела и 25 июня 2019 года умерла моя мама, а в конце декабря того же года не стало моей театральной мамы, художественного руководителя «Современника» Галины Борисовны Волчек. Театр «Современник» для меня перестал существовать, а с ним так или иначе была связана вся моя жизнь. Там я начинал свою актерскую и режиссерскую карьеру. Что и говорить, я всего этого не выдержал и стал пить.

И вот 8 июня прошлого года я стал виновником гибели человека. Это трагедия произошла по моей вине, раздавила меня морально. Я ничего не соображал и не мог думать ни о чем, кроме случившегося. В это время, как черт из табакерки, появился адвокат Эльман Пашаев, добился, по его словам, для меня домашнего ареста. Много говорил, выступал с публичными заявлениями, не сходил с экранов телевизоров. Началось своеобразное адвокатское шоу, мне же было все равно — чем хуже, думал я, тем лучше, заслужил. Единственное, что мне хотелось сделать, — записать видеообращение к потерпевшим.

не пропуститеНазывают «дядя Миша», разрешают звонки жене и не делают поблажек: как Михаил Ефремов живет в колонии

До сих пор не могу себе простить, что не остановил своего защитника в агрессивных высказываниях в адрес потерпевших — родных и близких Сергея Захарова. Хотя их представитель, Александр Добровинский, не раз давал мне такую возможность. Но я его не услышал, каюсь. Дальше был суд, превращенный в какой-то цирк, дальше приговор — я получил то, что получил. Я нахожусь в мечтах лишения свободы больше года, конечно, у меня было время подумать и как бы вновь пережить эту трагедию. Есть поступки, которые невозможно оправдать. Наверно, это послано мне за ту мою роскошную жизнь, избалованного вниманием и любовью людей человека, которому, как мне раньше казалось, все дозволено и ничего за это не будет. Но я серьезно заблуждался...

Здесь, в колонии ко мне пришло осознание содеянного мною. Думаю об этом постоянно, каждую ночь я так или иначе вижу ту страшную аварию, образ Сергея Захарова ни на минуту не покидает меня, я молюсь за упокоение его души. Этот грех мне замаливать всю жизнь. Если я когда-нибудь выйду на свободу, то, конечно, буду всячески помогать тем людям, которые пострадали от его гибели.

Я причинил много горя и боли не только близким и родным Сергея. Моя семья и мои дети оказались из-за меня в тяжелейшем положении. Я на воле неплохо зарабатывал, а сейчас они вынуждены отрывать из своего скудного бюджета деньги, чтобы я мог здесь покурить и съесть что-либо кроме баланды. Я надеюсь, что семье Сергея и своей семье, я, если нужен, то нужен работоспособным. Надеюсь, что у меня после такого большого срока у меня останутся силы работать и зарабатывать.

Здесь в Алексеевке, кстати, на родине великого русского артиста Михаила Щепкина и подсолнечного масла, замечательная флора — много чего цветет с начала весны и до конца лета. Увы, при моей аллергии это цветение совсем не замечательно. Здесь обострились мои астма, хроническая и обструктивная болезнь легких. Трудно дышать, периодически задыхаюсь. А может быть это и есть кара Господня. Но у нас в колонии хорошие врачи, которые могут купировать мои приступы. Но вынести такой большой срок мне с моим здоровьем будет трудно.

не пропустите«Намучился с отеком Квинке»: адвокат о встрече с Михаилом Ефремовым в колонии перед кассацией

Для меня не имеет значения, был ли Сергей Захаров пристегнут ремнем безопасности или нет, потому что это авария на моей совести. Все остальное — это юридические вопросы, о которых говорят и пишут адвокаты. Для меня же важно как можно быстрее выйти отсюда, чтобы иметь возможность помогать людям, которым я принес несчастье — не нытьем, а реальными делами. А замаливать грех я буду до конца жизни — надеюсь, у меня хватит для этого как моральных, так и физических сил. Уважаемые судьи, для моей души, моего сердца и моего мировоззрения, случившаяся трагедия стала жестоким уроком. Прошу вас о снисхождении и милосердии».

Защита потерпевших — Добровинский, Хайруллина и Бутырина
Защита потерпевших — Добровинский, Хайруллина и Бутырина

11:50 Представители потерпевших ожидаемо против удовлетворения кассационных жалоб. Бутырина говорит, что колония общего режима назначена обосновано в виду опасности совершенного деяния, а также синдрома алкогольной зависимости осужденного.

Сергей Аверцев, адвокат сына Захарова, признался, что сегодня впервые почувствовал, что Михаил Олегович искренне признал свою вину: «Но прозвучало это опять-таки слишком поздно, не может быть смягчающим обстоятельством». Он просит суд не принимать во внимание ходатайства адвокатов актера, а также высказывает мнение, что, если состояние здоровья Ефремова продолжит ухудшаться, он вряд ли сможет приносить пользу обществу. При этом изменение меры пресечения он оставляет на усмотрение суда. Прокурор также против удовлетворения кассационных жалоб. Мол, все исследовано и учтено судом, а назначенное наказание соразмерно закону.

12:00 Суд удалился для принятия решения.

12:25 Приговор Михаилу Ефремову оставлен без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.

Фото, видео: Ольга Плетенева
комментарии
30 286

«Намучился с отеком Квинке»: адвокат о встрече с Михаилом Ефремовым в колонии перед кассацией

Адвокат актера недавно навещал своего подзащитного в колонии в Белгородской области. Петр Хархорин рассказал о подготовке к кассации, а также психологическом и физическом состоянии Ефремова.
читать статью полностью