Бабушка и дедушка Анны Ковальчук
Бабушка и дедушка Анны Ковальчук
Фото: Личный архив

Анна Ковальчук

– В июне 41-го мой дедушка Фёдор Музыченко окончил Ленинградское военно-инженерное училище. Он не успел съездить в родное село Спиченцы под Винницей проститься с невестой – моей бабушкой Лидой, сразу попал на войну. Дед минировал подступы к Ленинграду, победу встретил в Чехословакии
в звании майора. Все четыре года ничего не знал о бабушке. А она вышла замуж за зенитчика Николая Комарова, в отряде которого была медсестрой. Он погиб на следующий день, после того как Лида родила дочь. После войны дедушка Федя разыскал бабушку. Они поженились, через несколько лет у них родилась Наталья, моя мама. 9 мая мы всей семьей приходим на Исаакиевскую площадь в Санкт-Петербурге поздравить ветеранов и почтить память
дедушки Феди и бабушки Лиды, которых уже нет.

Дедушка и бабушка Анны Тереховой, родители Маргариты Тереховой
Дедушка и бабушка Анны Тереховой, родители Маргариты Тереховой
Фото: Личный архив

Анна Терехова

– Бабушка Галина Станиславовна Томашевич и дедушка Борис Иванович Терехов работали в Свердловском драматическом театре. В начале войны они выступали со спектаклями в госпиталях на Урале. Тяжелораненые бойцы, кто без руки, кто без ноги, аплодировали артистам, стуча протезами о костыли. Бабушку, когда она выходила на поклон, слезы душили. В 1942 году дедушка ушел на фронт, служил в разведке, а через несколько месяцев родилась моя мама – Маргарита Терехова, которая стала потом актрисой. Пеленки развешивать было негде, и бабушка сушила их на себе, обмотав вокруг тела... С детства помню ее трепетное отношение к Дню Победы – пекла пирог, дома всегда были тюльпаны. Теперь 9 мая ношу тюльпаны ей на могилу.

Яков Каплан – боевой прадедушка Антона Макарского
Яков Каплан – боевой прадедушка Антона Макарского
Фото: Личный архив

Антон Макарский

– Мой прадедушка Яков Львович Каплан – человек-легенда. Ушел на фронт в начале войны. Семье в Свердловск на него трижды приходила похоронка. И каждый раз прабабушка Ася, держа в руках извещение, не верила, что мужа убили: «Да не может такого быть! Он жив, это какая-то ошибка». Многие даже принимали ее за сумасшедшую. Как-то получила весточку от друга прадедушки, тот писал, что Якова Михайловича, парализованного после ранения, повезут в госпиталь через Свердловск. Прабабушка встретила санитарный поезд на вокзале, забрала домой прадедушку и выходила его. Дед Яша прожил долгую жизнь, дождался правнуков. Я очень его любил. А 9 мая в память о нем я буду выступать перед ветеранами.

Дед Камиля Ларина (второй справа) кормил на войне и солдат, и генералов
Дед Камиля Ларина (второй справа) кормил на войне и солдат, и генералов
Фото: Личный архив

Камиль Ларин

Мой дед Рахматулин Григорий Савельевич (к сожалению, он скончался в 1996 году) на фронте был поваром, а в 1945 году попал в бригаду поваров, которые готовили еду для маршала Жукова. Дед Гриша рассказывал, как стоял над каждым поваром и внимательно наблюдал, чтобы ничего не подсыпали в кастрюльку и не отравили героев войны! Специального образования у деда не было, он просто любил и отлично умел готовить. Его фирменным блюдом был борщ. На войне дед старался, как мог, чтобы солдаты были довольны. Даже простую гречневую кашу он готовил необыкновенно вкусно. Наверное, он бросал в нее много масла и как-то по-особенному томил. Такой каши я не ел никогда и нигде!

Бабушка Зина с дочкой Таней, мамой Анны Семенович. Середина 50-х годов
Бабушка Зина с дочкой Таней, мамой Анны Семенович. Середина 50-х годов
Фото: Личный архив

Анна Семенович

– Моя бабушка Зина родом из деревушки под Минском. Когда началась война, ей было 11 лет. Кругом шли бои, бабушка рассказывала, как они с подружками помогали медсестрам, тащили по нескольку километров раненых бойцов. «Солдатик стонет от боли, у нас уже сил не осталось, передохнем минутку и дальше его волочем», – вспоминала бабушка. Ей уже много  лет, она живет с нами в Москве, 9 мая всегда накрывает стол и произносит свой неизменный тост: «Господи, только бы не было войны!»

Оксана Федорова

Мой прадед Васильев Михаил Григорьевич прошел всю войну и блокаду, сформировал из рабочих Ижорского завода батальон, защищавший Пулковские высоты на подступах к Ленинграду. Дважды контужен, награжден множеством орденов, в том числе и орденом Ленина. В  послевоенные годы его послали в Псков , где он был начальником Псковской милиции. А моему деду Куликову Алексею Трофимовичу во время войны было всего 15 лет. Он был курсантом ленинградского артиллерийского училища, первый выпуск. Потом служил в парашютно-десантном полку.

Свекр Розы Сябитовой Анатолий Иванович Сябитов
Свекр Розы Сябитовой Анатолий Иванович Сябитов
Фото: «Инстаграм»

Роза Сябитова

Мой свекр Сябитов Асман (Анатолий Иванович). Он ушел на фронт совсем юным 16-летним мальчиком, прибавив несколько лет. Иначе просто не брали.

Дед Анжелики Варум Шаповалов Михаил Тимофеевич
Дед Анжелики Варум Шаповалов Михаил Тимофеевич
Фото: «Инстаграм»

Анжелика Варум

Мне было три года, когда дед (его звали Михаил Тимофеевич Шаповалов) перестал возвращаться с работы. На протяжении нескольких месяцев перед сном я закатывала истерику с требованием вернуть деда! В один прекрасный день, на очередной мой вопрос «Когда дед придет?» мама сказала: «Дедушка умер».  Я, через паузу, переспросила: « Умер?.. А когда он придет?». Мне долго объясняли, что «умер» - значит отправился жить на Небо и что все, рано или поздно, туда отправятся...

Дед, со слов бабушки и мамы, никогда не говорил о войне. Наверное потому, что война - это очень страшно. Он воевал в мотострелковой дивизии на Ленинградском фронте. Прошел всю войну и День Победы встретил в Вене, в возрасте 30-ти лет, в звании старшины с Орденом Красной звезды, тремя медалями (За оборону Ленинграда, За победу над Германией и За боевые заслуги) и тремя орденскими планками.
Он один из тех, кто спас мир от фашизма, а заодно (косвенно) спас от нацистской расправы моего второго деда - польского еврея, бОльшая часть семьи которого погибла в варшавском гетто. 

После войны дед переехал во Львов и работал в Горсовете председателем комиссии по распределению квартир. Сам с семьей 20 лет прожил в коммуналке, пока не подошла его очередь на двухкомнатную «хрущевку», в которой мы и ютились впятером: дед, бабуля и я с мамой и папой. Дед был большим, сильным, красивым и добрым. Однажды он пришел с работы, лёг почитать газету  и уснул... Ему было 56 лет.

Отец Михаила Турецкого участвовал в прорыве Ленинградской блокады
Отец Михаила Турецкого участвовал в прорыве Ленинградской блокады
Фото: Личный архив

Михаил Турецкий

В моей жизни День Победы занимает особое место… Не только из-за того, что это праздник свободы, гордости за великий подвиг советского народа, но и потому что мои родители – участники ВОВ. И папа, и мама полностью прошли войну. Никогда не забуду рассказы отца о том, как он провел 900 дней в окопах и участвовал в героическом прорыве Ленинградской блокады. Мама была медсестрой военного госпиталя. Кстати, тогда ей чудом удалось уцелеть - всю ее семью фашисты закопали живьем. К счастью, незадолго до этого папа, как будто чувствуя опасность, увез ее с собой в Москву. Мои родители были невероятными людьми. Я всегда восхищался и буду восхищаться ими. Ведь, несмотря на все пережитое в войну, они безумно любили жизнь. Они прожили вместе 66 лет! А их энергии и активности можно было только позавидовать. Отец очень любил присутствовать на моих концертах, особенно в БКЗ «Октябрьский». Даже в 91 год он самостоятельно садился на поезд и приезжал в Санкт-Петербург. Таким образом показывал, что все еще остается самостоятельным и независимым. Мало того, папа еще выходил на сцену и зачитывал строки-воспоминания о минувшей войне.

12305 614

Отар Кушанашвили о ДТП с 18-летней автоледи: «Детей похоронили в закрытых гробах!»

16 июля москвичка Валерия Башкирова сбила троих детей, переходящих дорогу по «зебре». В результате аварии двое пострадавших скончались в больнице. Отар Кушанашвили рассказал, что думает о виновнице ДТП.
читать статью полностью